Для того, чтобы хорошо одеваться, необходимо, в принципе, очень дорого одеваться


Наконец-то нам приходится беседовать с нашими читательницами о модах, среди полного весеннего расцвета, под жгучими лучами живительной весны, среди полного блеска весеннего сезона.


 Больше интересного - в нашем Telegram-канале https://t.me/zrklo

Непогода держалась так упорно, досадный ладожский лед так упорно отказывался пройти, что даже радость встречи наших дорогих гостей минутно омрачилась нашими атмосферными неурядицами.

Одну минуту думали, что торжественную кронштадтскую встречу придется отменить совершенно, - что увело-бы у ожидаемого празднества одну из главных его прелестей, - но судьба сжалилась над нами, и в последнюю минуту, почти вслед над разразившимся над Петербургом мятелью, над северной Пальмирой засияло такое яркое весеннее солнце, и в воздухе повеяло таким теплом, что все не только зимние, но, и строго говоря, все осенние наряды пришлось отложить в сторону и отдаться всецело заботам о легких весенних туалетах.

Наступившая весна, благодаря, главным образом, тому, что на первых порах её нас встречает такое радостное, веселое торжество, как встреча дорогих, желанных гостей, - сказывается как-то особенно нарядно.

Все наши модные и даже не-модные портнихи буквально завалены работой, в модных магазинах нет отбоя от требований всевозможных нарядов, а цветочницы не успевают на все спросы и заказы бутоньерок с обязательными трехцветными лентами.
Словом, мы разом перешли от полного застоя в сфере моды к полному движению и оживлению.

По части материй в моду сразу вошли-бы одни только легкие летние ткани, ежели-бы предполагающиеся встречи и проводы на пароходах, с обязательным стоянием, в течение нескольких часов, на воде, в открытом заливе.

При таких обстоятельствах одними легкими тканями не отделаешься, и обязательно приходится позаботиться о более теплых нарядах.

В этом случае, как и всегда, большую услугу окажут суконные туалеты tailler, которые, конечно, и будут преобладать на пароходах, и преимущественно, разумеется, в очень светлых цветах.

Заказано на этот случай очень много и белых суконных туалетов.

Шляпы с этими нарядами, конечно, будут еще фетровые, потому что надеть соломеную или газовую шляпу с суконным платьем было-бы преступлением против законов модного эстетики, но в силу минутной потребности моды - и фетровые шляпы обязательно убираются цветами, по возможности соединяющими в себе три сакраментальных цвета: белый синий и красный.

Так было при встрече покойного президента Фора, так будет и теперь (Феликс Фор - Президент Французской республики с 1895 по 1899 годы).

На спектакль-гала, конечно, готовятся исключительно парадные богатые туалеты, но для катанья и гулянья тоже приготовляют сукно, английские шерстяные материи, и местами даже бархат, хотя этого, строго говоря, следует избегать двоякой причине.
Во-первых, настоящий бархат слишком дорог и слишком легко принимает в себя всякую пыль, для того чтобы носить в экипаже настоящие бархатные платья; русский же бархат, или даже очень хороший английский манчестер1, несмотря на всю красоту выделки, принадлежит к числу тех тканей, которых настоящая франтиха никогда не наденет, и которых даже встретить нельзя в сколько-нибудь женском гардеробе.
Весенние шляпы носят или очень большие, или-же той формы, где при очень маленьких, почти незаметных полях имеется громадное дно, что в общем представляет собою полную форму поварского "колпака".

Последняя, в силу своей дешевизны, и в силу того, что они не требуют ровно никакой отделки, слишком быстро вошли в моду во всех классах нашего общества, и потому такую шляпу надеть на катанье или на гулянье почти рискованно...

В таких шляпах легко встретить и горничную, и швею, и всякую молодую особу, нежелающую отставать от моды, соблюдая при этом возможную экономию.

В общем, это лишний раз доказывает справедливость той аксиомы, что для того, чтобы очень хорошо одеваться, необходимо, в принципе, очень дорого одеваться...

Конечно, и это правило допускает множество обязательных исключений, и несмотря на то, что "эти дамы" всегда очень дорого платят за свои туалеты, одинаково с ними не пожелает, разумеется, быть одетыми никто; но туалеты "этих дам" всегда так пестры и так бросаются в глаза, что им и подражать нет охоты.

В особенности, отличаются этим свойством наши русские деми-монденки, которые никогда не носят парижских туалетов, а довольствуются исключительно немецкими, и по преимуществу венскими туалетами, отличающимися тем крикливым шиком дурного тона, который в области современной моды зовется специальным именем "винер-шика".

По законам этого своеобразного "шика", все пальто носят красные с громадными и блестящими пуговицами, с какими-то невозможными шнурами и бранденбурами2, на шляпах во все стороны развеваются перья всевозможных цветов и величин, и среди лета на шее носится меховое боа, лиш-бы оно стоило очень дорого и отличалось особой пышностью и длиною. Словом, все для вида и для фальшивого блеска, и ничего ровно для того, что называется "настоящим туалетом."

С этого рода туалетами надеваются все имеющиеся на-лицо бриллианты, руки унизываются блестящими и очень крупными кольцами, словом - одетая по этой моде женщина представляет собой нечто вроде ходячей выставки, далеко не соблюдая основных законов настоящего вкуса.

Но о таких "модах" мы раз навсегда не говорим и предоставляем выбор такого рода нарядов самым невзыскательным щеголихам, отнюдь не рискуя рекомендовать ничего подобного.

Мы говорим о "модах" в строгом смысле этого обязательного для женщины слова, и все отклонения от этого деспотического женского закона оставляем в стороне.
По части цветов покуда в моде, как и всегда весною, исключительно только светлые цвета, но не особенно яркие, и в этом отношении моды наступающей весны значительно разнятся от прошлых годов.

Как на особую, исключительную новинку, можно указать на новые духи французской фабрики, под названием "Soleil de minuit", то есть "Полночное солнце".
Запах их очень нежен и приятен, и, как новинка, они покуда очень в моде.
Не мало способствует этому то, что за этими духами признают особую мистическую силу счастья, и отсюда их название.

Это особый мистический свет, который и мрака ночи не знает...
Нечто неугасимо ясное, светлое, лучезарное...
Идея оригинальна, как и само название!

«Письма о моде», ежемесячное приложение к журналу "Живописное обозрение», май 1902 г.



Комментариев нет

Технологии Blogger.