Рита Дакота шокировала признанием о жуткой послеродовой депрессии — видео


В октябре прошлого года Рита Дакота и Влад Соколовский впервые стали родителями: у звездной пары родилась дочка Мия. Более миллиону подписчиков выпускницы «Фабрики звезд-7» казалось, что она прекрасно справляется с новой для себя ролью мамы. Но оказалось, что реальность намного суровее.
Больше интересного - в нашем Telegram-канале https://t.me/zrklo
Несколько дней назад Рита сделала смелое признание, рассказав о своей жуткой послеродовой депрессией, которую даже попыталась передать новым клипом «Нежность».


«А теперь расскажу, как было на самом деле. Сказать, что мне страшно — не сказать ничего. Сердце выпрыгивает из груди и пальцы еле попадают по буквам на экране. Я, в принципе, готова к совершенно любой реакции на то, что собираюсь рассказывать вам ближайшую неделю в постах, не готова только к одному — молчать об этом ещё хоть один день… Мне плевать, будь что будет. Можете осуждать меня, кидать копья, меряться письками «у кого жизнь сложнее», отписываться и кричать об этом в комментах. Но если мой рассказ поможет хоть одной девочке из моего миллиона — это уже не напрасно..

Совсем недавно я окончательно выбралась из самой страшной послеродовой депрессии на свете и сейчас я впервые могу говорить об этом с вами, честно и открыто, могу посмотреть на себя и ситуацию со стороны, могу снова дышать.
Мне всегда казалось, что депрессия это когда ты лежишь в горе подушек и одеял с красным носом, смотришь «Бриджит Джонс» и ешь фисташковое мороженое, а вокруг тебя горы скомканных салфеток. Но нет.

Депрессия это когда ты живешь себе счастливо, искренне улыюаешься, снимаешь влоги и вот сидишь себе на Бали, рядом красивая здоровая малышка сопит в кроватке, любимый муж вон за окном плавает в бассейне, живая и здоровая мамочка чистит на кухне манго, у тебя есть деньги на карте, друзья на лежаках слушают хип-хоп, менеджер пишет что у тебя новый крутой контракт, а ты смотришь в небо и говоришь «Господи, почему я не умерла в родах? Как бы я хотела умереть»...

И в следующую секунду перечисляешь все то что у тебя есть, а у других брошенных матерей-одиночек из глубинки нет, видишь снимки больных детей про сбор денег и НЕНАВИДИШЬ себя за это уныние ещё сильнее, и это замкнутый круг.
…»

Дакота призналась, что ее послеродовая депрессия, по сути, не была неожиданной, учитывая, что она никогда особо не хотела детей.

«Когда-то мне искренне казалось, что я «чайлд фри». Меня не умиляли чужие дети, я не находила с ними общий язык, паниковала, когда кто-то из подруг давал на руки своё чадо подержать, пока та в туалет (иногда я стояла под туалетом с ребёнком на руках и кричала «ты уже всё? а теперь?»), я даже в детстве не играла в пупса с колясочкой, а у моей Барби не было ни Кена, ни пластикового животика с малышом. На отдыхе я выбирала отели, запрещённые для детей, чтобы крики и плач не мешали мне писать музыку.

Я была синеволосой пацанкой из рок группы и этот внутренний протест тогда воспринимался мной как крутость и сила, а не как обычные психологические травмы, о наличии которых я узнала сильно позже..

Когда я встретила Влада и влюбилась в него, я прекрасно осознавала, что человек-свет, родители которого счастливо живут в браке всю его жизнь, будет хотеть полноценную семью, с детьми и животными, я понимала, на что я иду. Мне казалось, он смог меня отогреть, в этих отношениях я по истине расцвела, и с детьми всё выйдет само собой, раз я тоже хочу семью, люблю этого человека и хочу строить с ним свою жизнь. Как я ошибалась…

Первый раз, когда Влад заговорил со мной о детях не в ключе каких-то мечтаний о будущем, а по-настоящему, про «сейчас», стоя возле мусорки с моей пачкой противозачаточных, я не спала всю ночь. Та ночь, наверное, и стала моим личной точкой отсчета в новой главе моей жизни про «Ну что Рита, а теперь пора тебе познакомиться с собой…».
Я помню как первый раз беседовала с психологом на тему своих страхов. Она спросила «..Ну а чего же ты тогда боишься, раз говоришь что любишь своего мужа, доверяешь ему и мечтаешь о большой крепкой семье?». И тут впервые в жизни я сказала это вслух — «Я боюсь доставить своему ребёнку столько же боли, сколько мне доставил мой отец…» и разрыдалась».


Как оказалось, у Риты имеет место детская травма.

«Я помню как сидела в запертой ванной и при фонаре делала математику, мне было лет 10, наверное. А в гостиной папа крушил мебель. Я ревела и решала задачки, и обещала себе что никогда не стану рожать людей, если не смогу быть самым лучшим родителем на свете. Я вспомнила эту историю (и ещё сотню подобных) только в работе с психологом. Она была так глубоко запрятана, что я даже не знала, где она хранится и как ее оттуда выковыривать..

Оказывается, гармоничные отношения дочери и отца это самый важный момент в формировании у первой доверия к этому миру. Так что мой долгий болезненный путь к любви к себе вовсе не случаен, но говорить об этом много мне не хочется. Я люблю своего папу несмотря на то что он всегда любил алкоголь, наркотики и криминал больше своей семьи. Это не делает его плохим человеком, но делает слабым; он любит меня как умеет, это его максимум. Я благодарна своему мужу за смелость и решительность. Он безусловный лидер, во всем. В наших отношениях тоже».

Певица рассказала, что ее реальность после родов совсем не совпала с ожиданиями.

«В моей реальности я с температурой 40 лежу с самым адским в мире лактостазом в бреду, не могу ни ходить, ни носить дочь на руках, ни завязывать шнурки без Влада, потому что у меня симфизит: воспалены и хрящи, и головки тазовых костей, и даже костный мозг, и я не могу больше управлять ни своим телом, ни своими эмоциями. Мне больно 24/7, я чувствую себя унылым бесполезным говном. Это был первый звоночек ..

Второй — когда меня посадили на нестероидные противовоспалительные и принудительно сняли с ГВ. Мие было всего 2,5 месяца. Я рыдала несколько дней, Влад держал меня, хлюпающую носом, за руку, когда я запивала таблетку, останавливающую молоко. Мне казалось, что я, делая выбор в пользу своего здоровья под угрозой ходить всю жизнь с палочкой, самая худшая мать в мире. Я действительно думала так о себе, я искренне ненавидела себя тогда.

Ну а третий звоночек — это когда до меня впервые в жизни стали вдруг «долетать» эти комментарии.. Я лежу рядом со спящей Мией и отвлекаюсь от физической и моральной боли в сети. А там….А там сотни «хороших матерей» сжигают меня на кострах осуждения, тыкают, говорят страшные вещи. И в момент, когда я максимально уязвима, эти слова берут и внезапно пробираются в сердце..»

Спасение Рита нашла в творчестве. Она почувствовала, что пережила все это как раз для того, чтобы поделиться с другими. «Моя боль трансформировалась в идею, идея — в эту песню, песня — в это видео, а видео- в огромный социальный проект, который, возможно, излечит ни одну человеческую душу».

Все собранные деньги от просмотров и скачиваний нового клипа Дакота решила направить в кризисный центр «Дом Для Мамы» фонда «Милосердие» для матерей-одиночек. «Тем, у кого настоящий экзистенциальный кризис и жизненные ориентиры так сильно размыты, что кажется будто жизнь теперь всегда будет одной огромной борьбой с болью».



Источник

Комментариев нет

Технологии Blogger.