Икра вместо нефти: как СССР зарабатывал на экспорте рыбных продуктов


Мы им – сибирские меха и черную икру, а они нам – югославские ботинки и венгерский горошек. Мы им – фотокамеры и часы, а они нам – магнитофоны и видеокассеты. Мы им – матрешек с балалайками, они нам – баночное пиво и эротическую литературу. О подробностях великого обмена, грандиозных экономических побед, а порой и скандальных провалов смотрите в очередном выпуске программы «Достояние республик». 

Больше интересного - в нашем Telegram-канале https://t.me/zrklo
Загадочная крупа гречка с непонятной подливой, странный по составу и цвету суп под названием борщ и неизвестная кулебяка – русская кухня иностранцев иногда пугала и озадачивала. Но советские продукты всегда пользовались неизменным успехом, некоторые из них даже стали своеобразными брендами, символами СССР.



«Экспорт в СССР – это, прежде всего, массовые поставки муки, пшеницы, сухого молока, сгущенки, – говорит писатель, автор книги «Непридуманная история советской кухни» Павел Сюткин. – Экспорт не в отдаленные страны Азии и Африки. Если смотреть внешторговскую статистику по 80-м годам, то оказывается, что сгущенки на 800 млн долларов было поставлено, например, на Кипр». 

Экспорт в советские времена имел свою интересную особенность. Основная его часть шла в страны народной демократии или социалистические страны. В рамках Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ) существовал достаточно четкий и расписанный на многие годы вперед план товарообмена. И в рамках этого товарообмена многие наши товары — конфеты, шоколад, консервы – отправлялись туда, а назад мы получали продукцию стран СЭВ. 

Представим продовольственную корзину, которую собрал бы иностранец в СССР: бутылка водки, набор шоколадных конфет, банка сгущенки, жестянка с крабами и, разумеется, икра – черная и красная. Это и есть самые популярные в мире российские продуктовые бренды. 

Писатель Павел Сюткин: «Известно, например, что нашу черную икру очень уважал Чарли Чаплин. И даже в качестве гонорара за свое выступление он однажды получил 4 килограмма черной икры». 

В довоенном СССР черная икра не была особенным деликатесом. «Во всем мире черная икра стоила очень дорого, – говорит доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории Юрий Жуков. – Зато у нас она стоила очень дешево. И любой человек, если не каждый день, то раз в месяц мог себе позволить приобрести банку черной икры».

Вовсе обыденным продуктом считалась красная икра. «Известны воспоминания Троцкого, где он пишет о первых годах советской власти, когда он переехал в Кремль, – говорит Павел Сюткин. — Те годы были не самые обильные в плане еды, но он отмечает, что вся его жизнь в эти годы в Кремле была окрашена красной икрой, которую они ели каждый день!». 

В 20-е годы вовсе не нефть считалась «черным золотом» советской России. Пока нефтяные месторождения только разрабатывались, осетровые промыслы Каспия давно уже были налажены. 

Павел Сюткин: «Икра как валютный товар имела огромное значение. Можно, например, привести такие цифры: в 1929 году было экспортировано около 800 тонн черной икры на сумму 15 млн долларов. Это по тем ценам! Если это перевести по курсу в сегодняшний доллар, то получится около миллиарда долларов! Понятно, что для советской России, экономившей на всем, это были огромные деньги».

Наконец, икра выходит и на внутренний рынок. В магазинах «Океан» просто на прилавке стояли две большие и миски – с красной икрой и с черной. И продавец ложкой развешивал икру в пакет или баночку. 



Бесценных осетров и белуг добывалось так много, что они грозили и вовсе исчезнуть. Поэтому правительство ввело жесткие меры по ограничению улова. «После войны в пятидесятые годы с икрой проблем еще не было, – говорит профессор исторического факультета МПГУ Дмитрий Чураков. – Это позже, уже в 70-е годы появился дефицит. Официально черная икра стоила около четырех рублей за килограмм, но реально ее можно было купить только по 40 рублей за килограмм». 

«Я по своим детским воспоминанием могу сказать, что ближе к 60-м годам в магазине черной икры уже не было, – говорит доцент кафедры истории и философии РЭУ имени Плеханова Антонина Фомина. – Но она была в ресторанах и буфетах – там, где икра продавалась с наценкой».

В то время черная икра полагалась как паек, военным летчикам, полярникам и подводникам. Немного направлялось на продажу внутри страны. И большая часть в обмен на такую нужную стране валюту. Экспорт икры становится мощной частью нашего внешнеторгового оборота. 

«В шестидесятые и семидесятые годы на европейском рынке русская икра в металлических баночках действительно становится символом России – таким же, как русская водка», – говорит Павел Сюткин. 

Икра лососевых рыб — красная — тоже считалась продуктовым символом СССР. Добывали ее гораздо больше, чем черную: на Дальнем Востоке и на Сахалине. 


Писательница Юлия Шилова: «Красная икра тогда была доступным продуктом для нас. Мы ее ели в немыслимых количествах. Моя подруга хранила икру в ванне. Она затеяла бизнес: покупала ее оптом и раскладывала в стеклянные банки на продажу. И что-то у нее не пошло не так: икру не покупали, ее было много у всех, и она не стоила каких-то безумных денег, как сейчас. Я помню, как я склонилась над этой ванной и ела оттуда икру ложками. А потом половина ванны икры у нее все-таки протухла, поскольку она так и не смогла ее продать»

Жестяные консервные банки предназначались не только для икры, но и для другого важного экспортного продукта – для крабов. 

«Я помню, что в пятидесятые годы банка крабов стоила чуть дороже, чем мороженое, – говорит историк Юрий Жуков. – И это были настоящие крабы, неподдельные». 

«Если посмотреть, какие страны закупали наши крабовые консервы, – рассказывает Антонина Фомина, – то это были в основном капиталистические, европейские страны. В их числе были ФРГ, Франция, Италия, Бельгия, Швейцария». 



Крабы в жестянках – еще довоенный продуктовый бренд. Советские граждане гордились ими по праву, так как до середины 20-х годов единственных экспортером крабов была Япония. Но СССР успешно атаковал этот закрытый рынок. Относительно тех же японских консервов советские были гораздо дешевле.

Вот что рассказывает писательница, автор книги «Непридуманная история советской кухни» Ольга Сюткина: «Молодым советским государством был закуплен траулер, который перерабатывает крабов. То есть крабов нужно выловить, разбить панцирь и достать оттуда мякоть, которую потом законсервировать и упаковать в банки. А кто это будет делать? Команду моряков можно набрать. А вот нужной рабочей силы не было.

«Первая партия крабов была изготовлена с помощью японских рабочих. Но они стоили дорого, и советское правительство решило сэкономить. Специалистов в то время не было, и к работе были привлечены люди, которые в двадцатые годы бежали от колхозов или от голода. В результате качество продукции очень сильно пострадало, и страна чуть было не потеряла такую важную статью экспорта. Эти крабы не подлежали экспорту. Тогда было принято мудрое решение: отправлять для работы на траулеры молодежь по комсомольским путевкам. Это позволило привлечь здоровую молодую силу, ударников труда, устроить соревнование, и качество продукции было резко улучшено». 

«В 30-е годы страна остро нуждалась в валюте, чтобы закупать иностранные технологии, оборудование, приборы. Поэтому к качеству экспортных товаров относились очень трепетно, – говорит Сюткин. – За теми партиями товаров, которые делались на экспорт, был установлен особый контроль. Нарушить какой-то контракт, прервать поток экспортной продукции – за это просто летели головы с плеч. Поэтому контроль был очень серьезным».


Комментариев нет

Технологии Blogger.