"Отдай врагу жену, но не уступи ни клочка земли". Как великие мыслители Монголии зашифровывали послания Цэдэнбалу


Советский период истории Монголии олицетворяет "охоту на ведьм".

Любая авторитарная система инстинктивно контролирует общественное сознание. Среди различных диктатур в истории человечества, коммунизм и фашизм смогли достичь в этом “успеха”. Во времена Чойбалсана не могли контролировать сознание монгольского народа. Только убивали и держали в страхе с помощью древних и средневековых методов. Такие грубые методы применяли в цивилизованном Риме Нерон и Калигула, в средние века - Чезаре Борджиа, а в 20-м веке Иди Амин и Жан Бедель Бокасса. Чтобы контролировать общественное сознание, согласно роману Джорджа Оруэлла “1984” и направить его в сторону определённых целей, нужны теория, идеологоия, техника и технологии, методика. Всем этим обладали возникшие в 20-м веке фашизм, нацизм и коммунизм.



Больше интересного - в нашем Telegram-канале https://t.me/zrklo

Ю.Цэдэнбал, как теоретик, самым первым начал вводить критерии того, о чём можно говорить и о чём нельзя даже думать. Их начали применять в таких областях, как искусство, литература, история, философия, экономика. И самой первой в этом деле была его  критика Народного чтения и писания, а Управление контроля печати и литературы в составе ЦК партии выполняло функции судьи.

Совместным постановлением ЦК МНРП и Совета министров от 6-го октября 1962 года были утверждены “Правила министерства общественной безопасности”. Согласно данному документу, орган госбезопасности считался “политической организацией партии” и в его основные задачи стали входить такие функции, как  контроль и слежка за представителями интеллигенции, критикующими деятельность партии и государства. В министерстве общественной безопасности был создан “10-й отдел”, в функции которого входили: розыск анонимных авторов и распространителей листовок, лиц, совершивших преступление против государства,  наблюдение за политическими мотивациями граждан во время особых событий, обеспечение госруководства надлежащей информацией.

В ходе “розысков” в рамках своих обязанностей, 10-й отдел обнаружил материал под названием “Письмо Правде” на 356 страницах, написанный сотрудником газеты “Үнэн” /в переводе означает “Правда”, центральный печатный орган партии/ О.Цэрэндоржем. Чтобы найти этот материал, провели спецоперацию под названием “Национализм”. О.Цэрэндоржу дали 7 лет. Также в ходе “розыска” была найдена рукопись поэта Р.Чойнома, за что поэт был обвинён “в авторстве стихотворений, очерняющих репутацию и деятельность партии и правительства МНР , унижении и клевете в их адрес. Он был также обвинен в распространении данного материала среди других лиц, пропаганде и агитации и был отправлен за решётку на 4 года.     

Из Постановления №03 Политбюро от 1963 года о бездействии Министрества общественной безопасности:

“... Когда под воздействием лиц, придерживающихся националистических взглядов,  среди преподователей и студентов Монгольского государственного университета, медицинского и педагогического институтов начали возникать нездоровые идеологические понятия, орган госбезопасности не смот во время узнать об этом... Орган госбезопасности не предпринял никаких мер, когда хвалили Д.Төмөр-Очира, которого во всех пратийных организациях признали виновным, распространяли слухи о необоснованности мер, принятых в отношении него со стороны партии”.

Людьми, которых Ю.Цэдэнбал с давних времён возненавидел, были известные учёные Бямбын Ринчен и Цэндийн Дамдинсүрэн. Ринчен, окончивший Лениградский университет, был филологом, владел многими языками, был этнологом, писателем, учёным. В 1937 году он был арестован и приговорён к расстрелу. Но так как  в тюрьме он выполнял функции переводчика для русских советников НКВД, то исполнение приговора все время откладывали. Потом  период репрессий закончился и ему дали 10 лет тюрьмы строгого режима. В годы войны было принято решение выпускать газету “Үнэн” и на русском языке. Но так как кроме него не было человека, хорошо владеющего русским языком, то пришлось выпустить его из тюрьмы. После смерти Сталина он не толко критиковал замену традиционной монгольской письменности на кирилицу, но даже писал по этому вопросу Хрущёву и Мао Дзэдуну. Его “националистические взгляды” первым делом вызывали возмущение у Советов.



Раз не нравится Советам, то Цэдэнбал тоже должен ненавидеть. Было даже принято особое постановление МНРП “о националистических взглядах Ринчена”, его публикации были ограничены. Были запрещены такие его работы, как “Правила монгольского письма”, “Заметки о путешествиях на Запад” и “Заметки о путешествиях на Восток”. Главного героя одного художественного фильма показали одетым в монгольский дээл и читающим “Сокровенное сказание”, и фильм был запрещён к показу, так как Ю.Цэдэнбал отметил, что герой “напоминает Ринчена”. На этого человека, который был самым известным учёным Монголии за пределами своей страны, на протяжении многих лет оказывалось  давление со стороны партии и государства.

Чтобы завести дело на него, родившегося на границе Монголии и России, родственники которого жили в Бурятии, Цэдэнбал специально направлял туда людей. В 1976 году по всей стране началась всеобщая кампания “ненависти” к Ринчену. оклеветали его родителей, братьев и сестёр, родственников и близких, называли их потомками белых, выявили, что на протяжении нескольких поколений они были политическими врагами. Его, никогда не состоявшего в партии, сделали главной мишенью для нападок в партийной печати, например в журнале “Партийная жизнь”.  Вскоре после этого оклеветанный, униженный и павший духом старый учёный ушёл из жизни. Ю.Цэдэнбал запретил публиковать в газетах любую информацию  о его смерти. Но информация об этом была опубликована во многих зарубежных изданиях. Ему отдали дань уважения многие историки и филологи в Чехии и Польше. В журнале “Панорама” были напечатаны следующие строки: “Близкий друг польского народа, этот великий учёный, который знал много восточных и западных языков, только из группы славянских языков превосходно владел русским, украинским, польским, сербо-хорватским, словацким языками”. Известный американский монголовед Р.Рупен в своей книге  “How Mongolia is Really Ruled”, изданной в 1978 году, написал: “ Посвящается   Енгөшбөө Ринчену (1905-1977)”. А газета Нью Йорк Таймс написала, что “умер монгольский Солженицын”.

20-го августа 1984 года, в тот момент, когда в Улан-Баторе снимали Ю.Цэдэнбала со всех постов, он написал письмо, адресованное председателю КГБ В.М.Чебрикову. В этом письме он не только защищал свою русскую жену, но и написал следующее:

“...Есть жёны, которые напрямую придерживаются антисоветских взглядов. Например, жена заместителя председателя Великого народного хурала Н.Жагварала. Она является дочерью профессора Бембаева Ринчино, иммигранта из Бурятии, известного своими антисоветскими взглядами. Есть доказательство того, что Н.Жагвалар пытался взять у бывшего председателя Великого народного хурала МНР Ж.Самбуу разрешение на арест Ю.Цэдэнбала /кажется находится у председателя комиссии Б.Дэжида/. Человек, проинформировавший об этом, умер /возможно, не своей смертью/.

Сегодня я опасаюсь, что люди, придерживающиеся националистических и прокитайских взглядов, могут поднять свои головы. Среди членов семей нашего руководства, несомненно, есть люди с националистическими взглядами. Поэтому сегодня важно ставить на руководящие должности настоящих интернационалистов.

Я был всегда верен и буду до конца своих дней верен тем дружественным связям, которые были установлены с коммунистической партией великого Ленина. Пусть правда победит клевету.

Ю.Цэдэнбал. 20 августа 1984 года. Москва”.

Известный учёный, академик Цэндийн Дамдинсүрэн также входил в число тех, кого недолюбливал Ю.Цэдэнбал. В годы репрессий он также сидел за решёткой. По приказу Ю.Цэдэнбала он сочинил кирилло-монгольскую письменность. Этот известный учёный, филолог, историк и переводчик из-за своих националистических взглядов тоже на протяжении многих лет был жертвой дискриминации. В период так называемого “Заблуждения интеллигенции” он был обвинён в том, что говорил о тяжёлой жизни народа. Когда отмечали 800-летие со дня рождения Чингисхана, он подвёрг критике роман В.Яна, сказав: “Русские унизили нас, написав, что монголы времён Чингисхана ели блох. Получается, что  завоевателям половины мира нечего было есть? Чингисхан завоевал много стран и земель, поэтому он одевал всё самое лучшее, у него были самые красивые женщины, на его столе были самые изысканные блюда”. Эти слова стали основанием для нового обвинения.



Цэндийн Дамдинсүрэн является автором русско-монгольского словаря - самого первого в Монголии словаря в западном стиле, изданного в 1969 году. В конце этого словаря он поместил Таблицу сравнений тысячелетия, связанную с историей Монголии, что вызвало крупный политический скандал. В данной таблице в хронологическом порядке были показаны все исторические события последних тысячи лет, произошедшие в Монголии и связанные с ней. Содержание таблицы вызвало острую критику. Говорили, что в ней слишком много вещей, связанных с феодальным периодом. Вопросы, связанные со словарём и его авторм, обсуждались на заседании Политбюро. Так как Ленин и Богдо хан Жавзандамба VIII родились в одном и том же году, их имена были помещены в один и тот же квадрат.  Это стало одной из причин крупного скандала. По иронии судьбы, они оба умерли в одном и том же году, что также было зарегистрировано Дамдинсүрэном. На заседании было решено сжечь словарь, а расходы должен был возместить сам автор. На вопрос Ю.Цэдэнбала “Почему ты ведёшь себя так, будто партия не заботится о тебе? Ведь партия заботится о тебе?” великий учёный иронично ответил “Да, партия освободила меня от тюрьмы и наградила медалью”.

Не редкость, когда огромная идеологическая и бюрократическая машина, работая безостановочно изо всех сил, сделала жертвами репрессий и клеветы множество  невинных людей, находила и уничтожала своих якобы врагов, но совершала большие ошибки. Известный поэт Ж.Бадраа из-за идеологической ошибки был сослан на самую западную окраину Монголии. Находясь вдали от своего дома и семьи, он написал песню “Жаргаах зүрхэн”, которая в то время стала хитом в Монголии. Позже сам автор, комментируя слова этой песни, говорил, что в них скрыты мысли о горе Давст, которую Цэдэнбал передал России,  о его режиме и о ссылке вдали от жены и детей. Роман Б.Ринчена “Их нүүдэл” /Великое кочевье/ посвящён империи Гуннов и её предводителю Модун шаньюну. В романе говорится, что когда враг требует у Модуна его любимую лошадь или жену, он отдаёт. Но когда требует отдать свои земли, он идёт на них войной со словами: “Не отдавай свои земли никому, даже если попросит Бог”. Это явно было адресовано Ю.Цэдэнбалу.

Ж.Бадраа также сочинил песню, в которой возносит Будду. Но и это было запрещено. Однажды в сельской местности ему пришлось переночевать в юрте одной семьи. На почётном месте на северной стороне юрты, на сундуке стоял портрет Ленина. Когда он вдруг проснулся посреди ночи, то увидел, как хозяин юрты вынул из рамки портрет Ленина, за ним оказалось изображение Будды. Так он написал свою знаменитую в то время по всей Монголии песню “Ленин багш” /Учитель Ленин/. Позднее, в 1990 году он говорил, что под “учителем Лениным” надо было подразумевать “учителя Будду”.


Комментариев нет

Технологии Blogger.