Сын привёз женщину с ребёнком к родителям в дом и не сразу рассказал кто она ему


- Настасья, Антошка твой приехал. На автовокзале сейчас мальчишки мои видели его. С женщиной приехал и ребёнком, жену похоже привёз, встречай, - кричала соседка из своего огорода.

Настасья Михайловна тяжело поднялась с крыльца, на котором мыла для поросят мелкую картошку, вытерла руки о подол и посмотрела на дорогу.

В самом начале улицы и действительно виднелись две фигуры: одна мужская с сумками и вторая женская в длинной юбке.

Грузная женщина поднесла свою ладонь ко лбу, прикрываясь от солнечного света, и стала всматриваться.

"Антон" - застучало сердце и не один.

Два месяца назад младший сын Татарниковых уехал в город на повышение квалификации и вот вернулся. И не один. Настасья Михайловна тяжело переступила и, протянув руку, постучала в окно дома.

- Серёга, выйди-ка во двор, - позвала она мужа.

Все мужчины в их семье, начиная с дедов, были потомственными механизаторами. Отец, Сергей Иванович, всю жизнь на всех видах сельскохозяйственной техники работал, обслуживал. Сыновей брал юнцами с собой в поле, всему научил. И они как по накатанной с ним в один строй работать встали. Пришло их время.

Женщина чуть отошла от двери и, поставив табуретку ближе, села на неё. Сергей Иванович с довольным видом неспешно вышел на крыльцо, дожёвывая кусок хлеба с салом, и с удивлением посмотрел на супругу.

- Во, Антон, идёт. Смотри, жену ведёт.

- Чего? - Сергей Иванович чуть не подавился от такой новости и, поставив ко лбу ладонь, словно отдавая честь солнцу, стал смотреть вдаль.

Младший сын его с женщиной приближались.

- Какая жена? Два месяца назад никого не было, а тут жена? Мать, что происходит?

- Дойдёт и объяснит что.

Настасья Михайловна встала и пошла в дом, бросив работу. Негоже в таком виде встречать гостей, передник, но переодеть надо.

Приезжие к тому времени уже дошли до калитки, и Антон, открыв её, предложил женщине войти первой.

Сергей Иванович пытался скрыть удивление и волнение, но увидев ребёнка за спиной женщины, сидевшего в импровизированном рюкзаке из ткани с дырками для ног малыша, изменился в лице и сел на стул рядом.

- Пап, привет, - взмахнул рукой Антон и прошёл вперёд.

Отец махнул головой и встал.

- Ну, привет, сынок, - протянул он руку, - а это кто с тобой.

- Пап, это Женя и Руслан, они будут жить с нами.

- Женя, это Сергей Иванович и Анастасия Михайловна, мои родители.

Сергея Ивановича ответ удивил, вопросов возникло больше, чем полученных ответов, но отец сдержался, посмотрев на дверь, за которой показалась супруга.

- Тогда пойдём в дом, пригласил отец.

Молодая женщина немного замешкалась, стесняясь, но Антон подтолкнул её легонько и шепнул:

- У нас мировые родители, поймут.

Отец услышал эту фразу и посмотрел на Настасью.

- Мать, а собери-ка нам на стол чего-нибудь. С дороги люди.

Настасья Михайловна тяжело переступая прошла на кухню, явно показывая мужу своё недовольство: не дал рассмотреть и расспросить, но перечить не стала, мужа уважала.

На столе не быстро появлялись тарелки: отварная картошка в мундире, маринованные огурчики и две помидорки чуть залитые рассолом, подмороженное сало, нарезанное так тонко, что сквозь него проходил свет, отварное мясо и голубцы на большом блюде.

Затем мать подала круглый хлеб, от которого пахло так прекрасно, что Руслан невольно потянулся к нему рукой. Женя перехватила и прижала руку сына к себе, опустив глаза.

Антон поставил перед ними две тарелки и, улыбаясь, повернулся к отцу:

- Батя, ты с нами?

- Не, сынок, я только из-за стола. Чай попью. Ешьте.

Отец сел напротив приехавших и стал ждать чай. Неспешно на столе стали появляться сушки, пряники и чашки с чаем. Баночка с малиновым вареньем появилась последней и была пододвинута ближе к отцу.

Разговор отец с сыном вели о своих делах, приезжих женщину с ребёнком не касались. Но Сергей Иванович нет-нет да поглядывал на мальчонку, который с большим аппетитом набивал рот.

Глаза как у матери тёмные, аж зрачка не видно, а волосы светлые, что у младшего сына. Да и общие черты лица этой незнакомое ему женщины, а вот губы. Тут сердце Сергей Ивановича дрогнуло: "Настасьины губы, вот точь-в-точь, верхняя губа пухлая и приподнята". И он перевёл взгляд сначала на сына, а после на свою жену. Так и есть. Больше ни о чём спрашивать не стал, мальчонка их, Татарников.

- Брат в баню приедет сегодня, мам? - спросил сын у матери.

- Обещали. Приедут, - ответила она.

- Пап, мам, пусть Женя с сыном в Сашкиной комнате живут. Там место больше, а на моих шести метрах только сесть и встать, - предложил Антон и посмотрел на мать.

- Это как так? - мать не выдержала. - Что же это за семья в разных комнатах жить, да спать? А Саша с Катей где будут после бани отдыхать?

Женя опустила глаза и сказала:

- Мы в город вернёмся, не надо...

Антон сжал зубы. Я хотел оставить разговор до приезда брата, но вижу, что надо начинать прямо сейчас.

- Женя, давай покажу комнату. Отдыхайте, мне с родителями переговорить надо, - Антон встал и, взяв мальчишку на руки, унёс в самую дальнюю комнату.

Мать с отцом переглянулись, ничего не понимая.

Антон вернулся, сел за стол и скрестил руки перед собой, отодвинув дальше тарелку.

- Мам, ты сядь, - сказал сын.

- В общем так. Три года назад Сашка познакомился с Женей, когда приезжал в город на повышение квалификации. Задурил девке голову, сказал, что женится. Она и забеременела почти сразу. Он отучился и домой. Мол, поеду работать на вахту, буду деньги зарабатывать и высылать. Первый год, действительно, высылал.

- А потом... Потом вы знаете, на Катьке в прошлом году женился. Та, деньги считать умеет и оставил он девчонку со своим ребёнком без средств к существованию. На работу нет возможности выйти, в сад не берут, жить негде, её родители далеко, да старенькие. Им самим помогать надо, в глухом селе живут, ни воды дома нет, электричество по часам дают.

- И шепнула ей знакомая, что Татарников на учёбу приехал, она и пришла ко мне. Инициалы то у нас одинаковые. Разревелась. Я и уговорил к нам поехать. Хотя бы на первое время. Комната свободная есть. По ней видно, что работы не боится, тихая, скромная. В том, что Руслан Сашкин сын, я не сомневаюсь, похож.

- Решение, батя, я сам принял, если откажите, я пойму. Сколько нужно, буду сам содержать. Родственники они мне, как оказалось.

Мать с отцом, ошарашенные от таких новостей, застыли сидя. Слушали внимательно, не перебивая.

- Похож, - резюмировал отец и замолчал.

- Вот же вырастили, Серёж, сына... старшего, - продолжила Настасья Михайловна.

- А вот и он лёгок на помине, - сказал отец.

Входная дверь открылась, и в дом вошли старший сын Александр с Катериной.

- Что это вы такие хмурые сидите за столом? - расплылся в улыбке старший сын, - помер кто?

- Я! От стыда копытца отброшу, - выпалила мать.

- Папка, папка! Мама, папка приехал! - закричал Руслан, выбегая из комнаты, услышав голос Александра.

- Здравствуйте, вышла вслед за сыном Женя.

- Ну, сынок, проходите, прошу за стол. Будем обсуждать, как дальше жить. Был бы ты моложе, я бы ремень с вешалки взял и отходил тебя. Но толстокожий ты стал, не поможет теперь это. Мать, дай пряник внуку. Пусть телевизор посмотрит в зале, пока взрослые беседуют. А лучше два. Чувствую, долгий разговор предстоит, - сказал отец.


Комментариев нет

Технологии Blogger.