"А с виду была такая тихая пациентка..." - история хирурга-онколога


Стивен А. Кёрли — хирург-онколог, директор Института онкологии и заведующий отделением онкологической хирургии. В его книге «В моих руках. Захватывающие истории хирурга-онколога и его пациентов, борющихся с раком» собраны замечательные истории о неукротимом духе, мужестве, выносливости и силе воли пациентов с онкологией и их семей.

Предлагаем прочесть отрывок об одной из удивительных пациенток:

«Эта больная была тихой, интеллигентной и даже в чем-то чопорной женщиной. При первой нашей встрече ее сопровождали муж и три взрослые дочери. Они прибыли из маленького городка в восточном Техасе, и на все мои вопросы я чаще всего слышал "да, сэр" или "нет, сэр".

Муж пациентки служил дьяконом в местной баптистской церкви, а его жена и дочери были учительницами в воскресной школе. <...> Больная сообщила, что ее не волнует предстоящая операция, ведь она знает, что все будет хорошо.

Эту семью смело можно назвать образцом для подражания. Через пару недель я провел этой женщине простую операцию по удалению левой доли печени вместе с опухолью. Вмешательство длилось около часа. Это была рутинная, ничем не примечательная и несложная операция, и пациентка хорошо ее перенесла. Кровопотеря была минимальной, и переливание не понадобилось.

Я вышел к семье и сообщил, что операция прошла успешно, больная в стабильном состоянии и отдыхает в палате пробуждения. Они попросили ее увидеть, и я сообщил, что это будет возможно где-то через час. К тому времени пациентка как раз должна была проснуться. <...>

Прежде чем я успел вымолвить хотя б словечко, дьякон схватил жену за руку и с беспокойством поинтересовался: "Как ты, дорогая?"

Из ее рта вырвалась череда оскорблений, проклятий, слов, запрещенных для использования в эфире, и открытых вопросов о моем происхождении. Ее муж отпрянул на несколько шагов и схватился за сердце, спросив при этом: "Дорогая, ты в порядке?" Нецензурная лексика, которая подавлялась мозгом почти 70 лет, снова полилась из этой респектабельной леди. Одной из ее дочерей удалось вставить: "Мама?"

Ругательств становилось все больше. Существительные, глаголы, прилагательные и наречия. Четыре удивленные пары глаз уставились на меня. Дьякон спросил: "Это нормально?" Нет, не совсем. Но такое случается. <...>

После нескольких минут звенящей тишины все три дочери пациентки одновременно захохотали. Громко, обхватив живот и со слезами на глазах. Я еле-еле сдерживался, боясь, что у дьякона (он все еще держался за сердце) прямо в палате пробуждения случится полноценный инфаркт миокарда.

Во время нашей бурной беседы пациентка снова погрузилась в сон. Глядя на свою жену с недоверием, дьякон покачал головой и выдавил из себя слабую улыбку. Совершенно недовольный тем, что ему только что пришлось услышать, он попросил присесть на пару минут.

Я вывел всех из палаты пробуждения и объяснил, что анестетики и обезболивающие препараты иногда могут вызвать необычное поведение у пациентов после операции. Я признался, что мне никогда не доводилось слышать ничего похожего, но заверил их, что этот эффект краткосрочный. Одна из дочерей отвела меня в сторону и произнесла: "Я и не думала, что мама знает все эти слова!"

Я тихо вернулся в палату пробуждения и посмотрел на спящую пациентку. Я надеялся, что окажусь прав, и извержения ненормативной лексики не повторятся. Проходящая медсестра просто сказала: "Ух ты!"

На следующее утро мы с коллегой навестили пациентку в больничной палате. Ее муж и три дочери уже ждали нас. И снова, прежде чем я успел что-то сказать, одна из дочерей попросила: "Скажите ей. Озвучьте, что она говорила вчера".

Больная посмотрела на меня умоляюще: "Пожалуйста, скажите, что я не произнесла ничего грубого или неуместного?"

К сожалению, мэм, я не могу этого сделать. Понятно, что муж и дочери больной оповестили ее о глубине познаний в области ненормативной лексики. Я не вдавался в подробности, но подтвердил, что после некоторых слов меня бы в детстве заставили прополоскать рот с мылом.

Пациентка густо покраснела и извинилась перед семьей, моим коллегой и мной. Ее дочери и муж (теперь полностью расслабленный) начали смеяться. <...>

С радостью сообщаю вам, что больная восстановилась без осложнений. Я никогда больше не слышал от нее слов, которые бы перевели фильм в категорию "18+". Тем не менее ее муж и дочери ставили ее в неловкое положение на каждом визите...»

Книга Стивена А. Кёрли, хирурга-онколога с 25-летним стажем, «В моих руках. Захватывающие истории хирурга-онколога и его пациентов, борющихся с раком» — это коллекция уникальных историй о борьбе, решимости, силе воли и в конечном счете победе пациентов над злокачественными новообразованиями.


Комментариев нет

Технологии Blogger.