Нерождённая сестричка должна была спасти брата… Но я не хотела жертвовать дочкой


«У вас будет ребенок». Эти слова буквально ошеломили меня. Нет, мы с Денисом очень хотели второго ребенка, но не сейчас, когда наш Антошка находится на грани между жизнью и необратимостью… А следующие слова больно резанули сердце: «Рекомендую избавиться от плода».

Два месяца я буквально жила в отделении. Мой сын Антон очень болен. Он вынужден по строгому графику проходить изматывающие процедуры. И все время я, мама, рядом со своим мальчиком. Все мои мысли были заняты им.

И вот однажды в больничном коридоре я упала без сил…

— Женщина, вы случайно не беременны? Сделайте тест, — посоветовала медсестра отделения.

«Этого мне еще сейчас не хватало», — крутилась в голове мысль, пока летела на приём.

— Десятая неделя, — слова врача прозвучали как приговор. — Не хочу вас пугать, но пережитый из-за болезни сына стресс, пребывание рядом с ним во время химий может сказаться на этом малыше. Показатели ваши не очень хорошие, и Ребенок может родиться с отклонениями. Решать вам, но я бы рекомендовала, пока не поздно, процедуру.

Как только вышла из кабинета, я сразу же набрала номер своего мужа Дениса. Тот выслушал меня и сказал:

— Делай, как говорит докторша. Я через день приеду и посижу у малого вместо тебя.
Терять – больно

Я спать не могла, пока ждала приезда мужа. Мы так мечтали о втором ребенке! Целых 6 лет после рождения Антона почему-то не беременела. И вот, когда меньше всего ждали, свершилось! Неужели мне придется погубить дитя? А может…

— Даже не думай оставлять этого ребенка, — муж чуть ли не кричал. — Мы Антона должны спасти! Ты же видишь, сколько денег надо! Я день и ночь работаю. А если ребенок и правда больным родится? Пойми, не потянем…


Я смотрела и не узнавала своего мужа. Совсем похудел, глаза впалые, когда-то кроткий взгляд серых глаз стал каким-то колючим.

— Наверное, ты прав, — бессильно вздохнула я.

***

– Такая, Надюша, наша женская судьба, — сочувственно сказала свекровь, когда я вернулась в деревню.

Мы жили вместе с родителями мужа.

— Бери у направление и езжай в райцентр на процедуру. Бог милосерден, Он даст вам еще детишек…

Проплакав всю ночь, я пошла туда на следующий день. На меня сочувственно посмотрели и молча выписали бумажки. Даже персонально записали на прием.

— Тебя ждут завтра утром, езжай первым автобусом.
Сон как-то не шел. Я поднялась на рассвете, оделась и поплелась на автобус.

Оказалось, что до рейса еще несколько часов, поэтому зашла к своей матери, жившей на другой улице. Мой ранний приход изрядно встревожил её:

— Доченька, Г-споди, что случилось? На тебе лица нет! Что с Антоном?!

— С ним все без изменений. Там Денис.

В итоге я бросилась к мамочке и выплакала ей свою беду. Она гладила меня по плечам, голове, как когда-то в детстве, и утешала.

— Не делай того, что задумала, Надюша. Тебе сейчас надо у Бога здоровья для своего сыночка просить. А как ты сможешь это делать, когда убьешь невинную душу? Так ты не спасешься от проблем, а только погубишь двух своих детей. Избавишься от одной — второй не выживет.


Разговор с мамой не обрадовал меня, а еще больше разбередил душу. Я в полубредовом состоянии, еле перебирая ногами, села в автобус. Не помню, как зашла в больницу, легла на кресло.

— Подождите несколько минут, меня срочно заведующая вызывает, — как в тумане, услышала слова врачихи.

Как только та вышла из кабинета, я оглянулась вокруг. Холодные белые стены, стальные инструменты. Мне стало плохо, начало трясти и дергать на кресле. «Что я здесь делаю?! Бежать надо отсюда, немедленно…»

Как ошпаренная, выбежала я на улицу. В себя мне помог прийти глоток свежего воздуха.

О том, что оставила ребенка, я и словом не обмолвилась свекрови. Она и не лезла с разговорами — понимала, как мне трудно. Через два дня я поехала в больницу к Антону.

— Ну что, сделала? — первым делом спросил Денис.

Я отвернулась и промолчала….
О том, что у нас родится девочка, мужу рассказала только через два месяца

Уже округлившийся животик невозможно было скрыть.

— Как ты могла?! — сказал с укоризной. — Мы же все решили…

До самого рождения ребенка Денис не разговаривал со мной. Так, иногда перебрасывались парой слов. Персонал в отделении качал головой: мол, глупая женщина — имеет больного ребенка и хочет родить ещё. Анализы у меня были плохими…
Рожать я поехала в свою районную больницу. Роды прошли легко, но девочку мне не показывали.

— Ребенок очень слабый, на головке пятна, — только и сказала акушерка.

Три дня я молилась за здоровье своих детей. Стояла на коленях в палате и сжимала в руках иконку Богородицы, которую мама привезла из монастыря.

На четвертый день утром зашла медсестра — она ​​держала на руках младенца.

— Бери, корми свою красавицу.

Через день меня с дочкой выписали. На пороге стоял Денис с большим букетом цветов.

— Прости меня, я очень люблю тебя и нашу Викочку. А еще вас дома ждет сюрприз.

Когда я перешагнула порог, навстречу мне выбежал Антон.

«Мамочка, как ты уехала, пришли мои результаты. Врачи сказали, что я иду на поправку. Меня отпустили домой! А правда, что меня сестренка спасла? Так бабушка говорит…».


Комментариев нет

Технологии Blogger.