Родня, как рабы, обижаться право не имеют


Так получилось, что моего старшего брата Никиту и меня с самого раннего детства воспитывала бабушка. Она нам много раз повторяла, особенно когда мы затевали мелкие ссоры:

– Запомните, ребятки, вы друг дружке – самые близкие люди! Нет у вас никого роднее! Держитесь по жизни вместе. Тогда никакие бури вам страшны не будут!

Собственно, так мы и поступали, но взрослая жизнь, конечно, у каждого своя, постепенно отдаляться стали. Вначале я замуж вышла – к мужу переехала, сына Диму родила. Встречаться с братом стали заметно меньше. Созванивались с Никитой периодически, а встречались в основном по праздникам.

С семейной жизнью у меня не слишком сложилось. После 10 лет брака мы поняли, что нам просто неинтересно больше быть вместе. У мужа появилась другая женщина, но мне как-то даже было всё равно – пылких чувств не осталось. Расставание было довольно мирным, но вот хлопот было – невпроворот. Как мы смеялись в качестве «опускных» мне досталась новая машина, купленная бывшем мужем и оформленная на моё имя. Он сам остался в квартире, которая так недолго побыла нашим семейным гнёздышком. Мне с сыном бывший супруг купил отличный вариант рядом с Диминой школой, а вот с переездом — поддержал брат.
– Не дрейфь, Светка! Выше нос! Всё отлично будет! Переедете – и новую жизнь начнёте. Диме до школы идти – от силы две минуты. Ко мне тоже чаще забегать станете!

Меня, признаться, новая квартира всем устраивала. За сыном, идущим учиться, вообще можно было с балкона наблюдать. Никита, к тому времени женившийся, проживал с молодой женой Олей по соседству. Они – с одной стороны школьного двора, мы с Димой – с другого.

Когда у меня племянницы-близняшки родились, Никита помимо основной работы халтурил, чтобы побольше денег заработать, и трём своим принцессам, как он их называет, все желания исполнять. Оле было трудно, и мы с Димой считали вполне естественным, например, взять малышек погулять на улицу. Если позволяла погода, катали девочек в коляске-тандеме, чтобы помочь Оле, и дать ей хотя бы пару часов отдохнуть или спокойно заняться уборкой.

Забавно, но с братом я встречаться чаще не стала. Он почти постоянно пропадал на своих многочисленных работах, а когда возвращался – был как выжатый лимон. Мы перебрасывались парой фраз, и он отчаливал спать. Общение же с Олей постепенно стало напоминать сказку о рыбаке и рыбке. Сначала она счастлива было моей помощи, а потом ко всем добрым поступкам стала относиться как к чему-то само собой разумеющемуся. К моменту, когда племянницы пошли в детский садик, она уже не стеснялась нагружать меня просьбами то их встретить, то приютить их у себя, если они с Никитой задерживаются на работе. Доставка её и девочек до дачи их матери – и вовсе стало моей «святой обязанностью». До определённого момента меня это не напрягало – родственники всё-таки, но последний случай открыл мне глаза на ту роль, которую я играю в семье брата.
– Света, отвези нас на дачу, - попросила Оля, и вот мы уже едем почти за 50 километров, преодолевая пятничные пробки из каравана машин с пассажирами, жаждущими единения с природой на 6 сотках.

По приезду оказалось, что у мамы невестки подскочило давление, и она почти лежит пластом.
– Евгения Фёдоровна, давайте «скорую» вызовем, - предложила я, и уже по уничижительному взгляду поняла, что взгляду сказала глупость.
– Ерунда. Мне просто таблеточку надо выпить, а я всю коробку с лекарствами в городе оставила.

Прикинув, что до ближайшей аптеки не так далеко – 30 километров туда и обратно, я поехала, оставив Диму на даче.

В общем, от привезённых таблеток Евгении Фёдоровне полегчало, а тут и Никита подъехал. Про наши приключения узнал, и сказал, что тогда завтра на реку поедем, раков и рыбу половим, отдохнём у воды, а сегодня — побудем на даче.
– Ура, - завопил Дима, – я покажу, как плавать научился!

Поужинали. Евгения Фёдоровна и Никита устали больше всех и спать легли. Дима с кузинами во что-то играл, а мы с Олей убирали со стола, и тут она мне и заявляет:
– Света, может, вы с Димой домой поедете? Маме моей покой нужен, а завтра на речке ей снова плохо может стать. Мы тут лучше тихо по-семейному отдохнём.

Сказать, что я в шоке была – ничего не сказать! Не стала скандалить. Под предлогом вроде бы не выключенного утюга вместе с Димой уехала в город. Никита позвонил мне только в понедельник, и попросил:
– Света, забронируй Евгении Фёдоровне и моим принцессам санаторий, со скидкой, конечно.

Тут я и взорвалась:
– Если они хотят семейную скидку, пусть и просят её у тех, кто для них семья!

Брат удивил меня неприятнее всего:
– Вообще не понимаю, на что ты обиделась. Ну ляпнула Оля глупость, ну это же из-за нервов.

Поговорили мы ещё немного, и попрощались. Вот только мне совсем не хочется ни бронированием заниматься, ни тем более оформлением скидки. Так и хочется – самый мерзкий дом отдыха подобрать по заоблачной цене. Останавливает только то, что мой демарш просто ударит по карману брата, а до его эгоистки-жены смысл не дойдёт.


Комментариев нет

Технологии Blogger.