И родители живы, и сирота при этом


В кабинет к психологу зашел новенький ребенок. С виду выглядит как мальчишка — с короткой стрижкой под ежик, штанишки широкие, кофта бесформенная. Она плакала, уткнувшись в живот заведующей: “Зачем я тут? Лучше отвезите меня домой, к матери!” “Юлечка, у нас тут знаешь как замечательно? Вообще всегда веселимся, и детей, таких как ты, много очень.” — психолог гладила по голове девочку, которая рыдала. — “Ежедневно мы занимаемся танцами, рисованием, и петь учимся, а экскурсий сколько! И в кино ходим, и спектакли с куклами смотрим. А в зоопарке ты была? Знаешь, как здорово здесь! Вот на обед будут сырочки шоколадные выдавать”.

Юля ни разу в жизни не пробовала вообще конфет, не то что шоколадных сырочков. И на развлечения ее не водили, и день рождения не праздновали. Книг и игрушек не покупали. Родители у нее пьющие. Вот и получила соцслужба звонок от соседей. По приходу обнаружили антисанитарию полную. Родители не ухаживали за ребенком, не выполняли своих обязанностей, так что их лишили родительских прав.

Но картина была действительно печальной: ребенок вообще не мог понять, зачем ее отняли у отца с матерью и поместили сюда. Она хотела домой, поэтому ее не радовали ни игрушки яркие, ни походы в зоопарк, ни вкусности. Ей больше нравилось дома. Пусть и в грязной квартире, которая насквозь пропахла алкоголем, а вокруг — не трезвые и равнодушные, но все же родители.

Юля по секрету сказала психологу, что знает наизусть домашний телефон. Она хотела, чтобы дозвонились до матери. Ее пытались отговорить, но ничего не помогало. Она чуть было опять не расплакалась. В итоге над ней сжалились и разрешили позвонить. Никто не подходил, но она стала говорить с воображаемым отцом. Импровизировала по ситуации.
Максим? Здравствуй. Как поживаете? И я отлично. Когда навестите меня? Пока нет времени? Жаль…А как мамочка? Ты ей скажи, чтобы она меня забрала. Я очень соскучилась. Пусть сегодня же приезжает. Так и скажи ей. Мне без вас плохо.

Но в трубке не было ничего слышно, кроме длинных гудков. Очень жалостливая картина. Она положила трубку, вытерла слезы и сказала: “Обещали забрать.”

Каждый, наверное, в курсе, что если соблюдать определенные условия, то по решению суда ребенка могут вернуть родителям. И полностью восстановить их родительские права. Но для этого они должны измениться, исправиться, перестать пить и создать нормальные условия для жизни ребенка. Воспитывать его и хорошо к нему относиться, найти работу. И если кто-то решит навестить дитя в детском доме, то ему этого делать не запрещают.

Пока Юля пребывала в детском доме, отец с матерью пришли к ней только один раз — спустя 7 месяцев после ее изъятия. Взяли с собой торт, обняли, раскритиковали ее одежду, осмотрели комнату, где жила их дочь. Безразлично глянули на поделки и несколько рисунков. Затем отправились в обеденную, чтобы выпить чаю с тортиком. На протяжении всего этого визита в глазах Юли читался вопрос, который она никак не могла задать им вслух: “А когда я домой с вами пойду?”. И только когда мать уставшим голосом сказала, что им уже пора домой, то девочка поняла, что никто ее не заберет. Она сразу же стала очень грустной. Взгляд ее потух.

Я думаю, этот взгляд станет теперь таким же до конца ее дней — ни радости в нем, ни смысла жизни. Скорее всего, Юля так и не научится понимать взрослых, которые ее предали. И как после этого строить свою семью, воспитывать своих детей? Стать им нормальной мамой? Надеюсь от всей души, что тебя возьмут в свою семью, где будет царить любовь и взаимопонимание. И там смогут вернуть веру в добро.

Интересно, сколько же таких, как Юля, по всей стране? Таких же сирот, у которых живы родители? Если верить безжалостной статистике, то всего лишь двадцать процентов от общего количества сирот — это круглые сироты, которые попали в детский дом, потому что умерли их родители. А у остальных восьмидесяти процентов есть отец или мать, просто их лишили родительских прав. Вы только подумайте, как это страшно! А ведь на улице не война. И как быть с этим вопросом? Кто будет его решать? Когда перестанут издеваться над своими отпрысками? Куда девается материнский инстинкт? Неужели его заглушает алкоголь и наркотики? Можем ли мы лично что-то поменять в этой ситуации или будем бессильно смотреть, как дети остаются сиротами при живых родителях?


Комментариев нет

Технологии Blogger.