«Лучше бы я не просыпался!» Субботнее утро после сауны


То самое чувство, когда просыпаешься утром и понимаешь, что после вчерашнего никто на этом свете тебя не ждёт.

Я бы внёс похмелье в список запрещённых организаций. В организме будто опрокинулась цистерна со спиртом. В голове идёт контртеррористическая операция. Желудок закаменел до твёрдости метеорита.

Моё здоровье обиженно стоит в углу и говорит: «Достукался, парень? А я предупреждало вчера: закусывай… хотя бы после восьмой!»

Меня будит телефон. Нет на свете такой силы, которая бы заставила меня сейчас искать эту дурацкую трубку. Но одна сила всё же есть: а вдруг сегодня уже понедельник и я проспал на работу?!

Ладно бы понедельник! Я не могу сообразить, какой на дворе месяц и год, и где я вообще работаю. Но раз мне звонят, значит, я кому-то нужен?

Именно эта мысль заставляет меня дотянуться до телефона куда-то в параллельную вселенную, выскрести его из кармана брюк и услышать оттуда малознакомый женский голос:

— Доброе утро, котик! Как ты? Я тебя не разбудила?

Преклоняюсь перед женщинами, которые умеют настолько сладко и нежно говорить «Доброе утро, котик!», что ты не понимаешь: хорошо это или плохо, пока не поступят дополнительные сведения.

— Да ничего, — хрипло говорю я. – Вроде бы даже жив, что по субботам мне не свойственно.

— Аха-ха, моё золотце! – ободряется собеседница, но тут же спрашивает с материнской заботой: — А ты вчера нормально добрался?

Обвожу комнату мутным взглядом. Как ни болен я, но мне хватает рассудка понять, что я дома. Дома! В душе шевелится робкая мужская гордость. В какой бы прострации я вчера не был, но сапоги дорогу помнят!

— Да, — говорю шёпотом. – Спасибо. Я дома. Всё нормально… за исключением некоторых штрихов.

«Некоторые штрихи» — это полный провал в памяти, потому что я не помню, сколько мы вчера выпили, что делали и во сколько я попал домой.

— Бедненький измученный котик, – говорит женщина на том конце. – Но ты меня узнал, это радует. Я – Лиза.

Лежу, прижимая трубку к месту, где вчера была голова. Конечно, я узнаю тебя из тысячи. Из миллиона. Лиза. Лизонька моя. Лизавета. Лизочек. Лизунчик… только кто ты, чёрт возьми, такая?

— Ты вчера был молодцом, — кокетничает Лиза. – И ночью! Ночью ты просто жёг! Оказывается, ты гениально пародируешь Бутусова! А ещё исполнял мне арию Фигаро!

Арию Фигаро? Боже мой, сколько же я выпил? Последний раз я пел в детском садике двести лет назад. Что-то там про «…маленькой ёлочке холодно зимой». Говорят, после моего пения в соседнем зоопарке немедленно повесился медведь.

— Помнишь, что ты мне обещал, котик? – журчит Лиза. – Куда ты обещал со мной сегодня пойти? А?

В голове моей сыплются пятитонные камни. Меня колбасит и плющит. Если сейчас сверху обрушится потолок, я не смогу отползти даже на сантиметр. И я обещал куда-то пойти? С неизвестной науке Лизой? Вот прямо сегодня? Вот прямо вдвоём?

И куда идти? За обручальными кольцами? За пивом? В Сибирь к декабристам? На край света?

— Конечно, конечно, Лизонька, — бормочу я. – Мы пойдём куда угодно, но мне нужно время, чтобы дворецкий начистил мои лаковые ботинки, а мажордом нарезал для тебя свежий букет орхидей в моей оранжерее…

Кажется, Лиза понимает шутки. Это хорошо. Кем бы они ни была, но вчера я связался с адекватной девушкой.

— Ты всё тот же юморист! – говорит Лиза. – Кстати, ты обещал свозить меня в Турцию и даже заказал при мне билеты! А ещё грозил повторить всё, что вытворял со мной сегодня ночью… аха-ха! Какая прелесть! Я жду! Я готова!

Я заказал билеты в Турцию? Нет, только не это! Какая Турция, у меня даже на трамвай на карте денег не осталось. Мне, конечно, лестно, что я вчера чего-то там вытворял, кроме употребления спиртных напитков. Жаль, я совершенно не помню Лизу и при всём желании ничего не повторю, если мне не напомнят подробностей.

— Разумеется, — мычу я. – Солнышко, всё будет окей и даже лучше, как только я немного подремлю…

— Горазд ты поспать! – ласково укоряют из трубки. — Между прочим, времени четыре часа дня!

Да хоть сто двадцать четыре! У меня голова отпадывает, я умер давным-давно, а она мне о времени…

— И ещё, — говорит Лиза. – Ты обещал вне конкурса устроить моего сына в медакадемию. Или ты этого тоже не помнишь?

Я снова начинаю терять связь с реальностью. В какую медакадемию? Какого сына? Я что, совсем больной? Я там никого не знаю. Меня самого сегодня можно вне конкурса устраивать в медакадемию – на кафедру патологоанатомии, в качестве бесплатного пособия. Хуже уже не будет.

Нахватал себе вчера проблем, дурак!

— Разберёмся, Лизонька, — обречённо бормочу я. – Всё сделаем. Извини, мне просто нужно ещё немного поспать, хорошо?

— Конечно, — говорит Лиза. – Звони, как придёшь в себя. Люблю тебя, котик. Целую, Серёженька!

Нежная Лиза кладёт трубку. Лежу в полном ступоре. Я точно помню, что я не Серёженька, а Денис.

Кое-как разодрав глаза, рассматриваю телефон. Тьфу, чёрт возьми! Да ведь это Серёгина трубка! Видно, вчера в сауне перепутали с ним по пьяной лавочке.

Какое облегчение. Кайф неземной! Лиза – не моя девушка. Это Серёга ей всякого вчера наобещал. Точно, у него же какой-то блат среди медиков. Вот и пусть везёт её в Турцию, пусть устраивает всю её семью в медакадемию или женится на ней… вольному воля! А я свободен и счастлив! Почти… если бы не голова.

Окрылённый, я поворачиваюсь на другой бок… и встречаюсь взглядом с незнакомой мне женщиной. Она лежит глаза в глаза со мной и похмельно улыбается.

— Доброе утро, котик! – сонно говорит она. — Как ты? Помнишь, что ты мне ночью обещал?

То самое чувство, когда просыпаешься и понимаешь, что проблемы только начинаются…


Изображение EstonianSaunas с сайта Pixabay

Комментариев нет

Технологии Blogger.