Мама знала, что температурит, но все равно приехала к нам. - Я же помочь хотела, - возмущается она


Мама взрослый человек, а ведет себя иногда, как маленький ребенок. В такое время догадаться больной приехать к маленькому внуку и беременной дочери - это еще надо догадаться. Когда я ей все высказала, она на меня же еще и обиделась. Говорит, что просто хотела помочь, а я панику развела на пустом месте.

Надо признаться, что я человек очень мнительный. Мне нельзя гуглить симптомы каких-то болезней, иначе я обязательно найду у себя все симптомы и потом буду себя изводить, даже если враче скажут, что ничего нет. В школе во время изучения различных паразитов со мной настоящая истерика приключилась, мне казалось, что они у меня все есть.

Когда началась пандемия, я думала, что с ума сойду. Дома все было перемыто с дезинфицирующими средствами, уличная одежда хранилась в герметичных кофрах, руки, лицо и рот с носом мылись после каждого выхода на улицу. Я сразу же начала ходить в маске и перчатках, выполнять все рекомендации по профилактике.

Надо мной многие смеялись, ведь еще куча людей вообще не верят в существование вируса, но мне было все равно. Зато я могла спокойно находиться дома, не переживая за себя и близких. Муж хоть и не такой впечатлительный, но меня всегда поддерживает в моей осторожности и никогда не смеется над моими страхами.

В отличие от моей мамы, папы и брата. Вот уж кто всю жизнь потешается над моими страхами. Мама, вместо того, чтобы как-то успокаивать и объяснять ребенку, что он все надумывал, кричала, чтобы я не истерила и не маялась дурью. А брат, который старше меня на четыре года, еще и подливал масла в огонь. Папа просто посмеивался над моей мнительностью.

Сейчас я уже не так паникую, как в начале пандемии, но все равно приятного мало. Еще сезон такой, ОРВИ и грипп тоже никто не отменял. Нужно беречься, я думаю. Но родня не упускает возможности надо мной посмеяться на этот счет, называя перестраховщицей.

Я уже давно не живу с родственниками, уже десять лет. У меня самой сейчас семилетний сын и я беременна вторым ребенком. Беременность протекает тяжело, часто меня охватывает слабость, мучает токсикоз и кружится голова. Делать по дому что-то очень сложно. Муж, конечно, помогает, но он очень много работает.

На помощь мне приходит моя мама . Она занимается внуком, иногда готовит кушать, наводит порядок. Не каждый день, конечно, а когда я с кровати встать не могу. Я ей очень благодарна за помощь, она на самом деле многое делает для нашей семьи. Но теперь я, скорее всего, на какое-то время откажусь от ее помощи.

Три дня назад я вновь утром поняла, что сегодня не поднимусь. Мутило, в теле была какая-то тяжесть, голова кружилась. Я утром позвонила маме, попросила ее помочь с внуком, его надо было забрать из школы и отвезти в секцию. Мама сказала, что без проблем.

Мне не понравился ее голос, он был каким-то не таким, да еще она носом шмыгала. Я насторожилась, спросила про самочувствие, но мама посмеялась и сказала, что лук резала на суп, вот и плачет теперь. Я успокоилась. К обеду я нашла в себе силы доползти до кухни и приготовить обед, скоро должны были приехать мама с сыном.

Мама привела внука, я их встретила, усадила обедать. Смотрю на маму, и понимаю, что она нездорова. Температурный румянец на щеках, носом продолжает шмыгать. Спросила у нее прямо, как самочувствие, она сначала что-то пыталась сказать, вроде как у нее все хорошо, но тут закашлялась лающим таким влажным кашлем.

У меня сердце в пятки упало. Мама прокашлялась, посмотрела на меня, быстро пробормотала, что у нее дела и стала одеваться. Я даже сообразить не успела ничего. В голове билась только мысль, что мама болеет. Когда опомнилась, перезвонила маме, она сказала, что все у нее нормально, а я себя накручиваю. Я постаралась успокоиться.

Все равно перемыла все, к чему мама прикасалась, дезинфицирующим средством, проветрила квартиру, а потом закрутилась в домашних делах. Вечером сын сказал, что тренер на секции отдал бабушке какое-то заявление, которое надо заполнить. Мне она его не отдала.

Звоню маме, она трубку не берет. Три раза звонила, потом трубку взял встревоженный отец и спросил, что у меня случилось. Я удивилась, сказала, что ничего, объяснила, чего звоню. Он успокоился, ответил, что как мама проснется, она перезвонит. На часах было семь вечера. Странное время для сна - на ночь еще рано, в обед уже поздно.

- Да мать третий день температурит, напоил ее чаем с малиной, спать уложил, - без задней мысли поделился со мной отец.

Внутри все похолодело. Мама знала, что у нее температура, но все равно поперлась за ребенком, а потом еще и в дом к беременной дочери. Я просто рвала и метала. Таблетки мне пить нельзя, а если я заболею по маминой милости?.

На следующий день мама сама перезвонила как ни в чем не бывало. Я ей высказала, что она повела себя безответственно, а она на меня еще и обиделась.

- Я же помочь хотела! Что ты опять панику разводишь? Ты заболела? Нет. Внук тоже здоров. Так что ты истеришь?

У меня даже слов не нашлось, чтобы ей объяснить. Просто положила трубку. Как взрослый человек не понимает прописных истин, что если болеешь, сиди дома. Скажи она, что болеет, я бы свекровь попросила за внуком съездить, она бы не отказала. Или сама собралась в кучку и поехала. Но зачем с температурой приезжать в дом, где ребенок и беременная женщина?

Дочь с зятем считают, что мы с мужем относимся к внукам по-разному, мол внука балуем, а на внучку почти не обращаем внимания. Преувеличивают, конечно, но отрицать не буду, что внуку мы уделяем больше внимания. А все потому что сами родители этого не делают, мы хоть как-то восстанавливаем баланс.

Внуку Сене в этом году исполнилось восемь лет, уже все понимает, взрослый парень. Три года назад все еще было у него нормально, он был единственным ребенком в семье, а потом родилась Милана, и внимание родителей сразу же полностью переключилось на нее.

Нет, тут дело не в том, что младенец требует больше заботы и времени. Просто дочь с зятем всегда хотели дочку. Рождению сына они, конечно, тоже в свое время радовались, все-таки первый ребенок. Но когда на УЗИ им показало, что будет девочка, то они совсем голову потеряли.

Ремонт затеяли, у них трешка, там была детская, родительская спальня и зал. А теперь две детские и родительская спальня. Вроде бы все правильно, мальчика и девочку сразу по разным комнатам разделили, чтобы потом этим не заниматься. Но комнату дочери превратили чуть ли не в замок принцессы, а у сына как все было, так и осталось. Хотя там тоже не мешало бы обновить ремонт.

Дочь тогда объяснила, что денег нет, потом со временем руки дойдут и до Семиной комнаты. Я тогда лезть не стала, с нравоучениями, просто на новый год мы с мужем подарили внуку кровать-чердак, от которой внук пришел в восторг.

- Ну вот зачем такой дорогущий подарок, - укоризненно говорила нам потом дочь. - У Семена и так все в комнате нормально было. Лучше бы подарили тогда пеленальный столик для внучки.

Меня тогда покоробило то, что вместо подарка сыну дочь предпочла пеленальный столик для неродившейся еще дочери. При том, что у них был пеленальный столик, оставшийся после Семы, он в нормальном состоянии. Но не подходит под интерьер в детской для маленькой принцессы.

Спорить мы тогда не стали, пообещали, что подарим столик к рождению малышки, все равно подарок какой-то делать будем. Больше до рождения внучки никаких таких звоночков не было, вроде все было как обычно.

После того, как появилась сестренка, Сема стал много времени проводить с нами, первые полгода вообще жил у нас. Мы с мужем были только за, внуку мы всегда рады. Но мальчик скучал по родителям, которые почему-то не могли за день выкроить времени даже на то, чтобы позвонить сыну, не то, чтобы прийти.

- Милана такая беспокойная у нас, - жаловалась дочь, - к концу дня я уже про себя-то не помню. Тем более сын в надежных руках, чего мне переживать?

Зять тоже приходил с работы и растворялся в заботах о дочери. Я думала, что со временем, когда внучка подрастет, у них появится время на сына, и все вернется на круги своя. Но вот уже три года, а равновесия в семье я не наблюдаю.

В первый класс внука вели мы с дедом, потому что родители поехали с Миланой к врачу. Ничего серьезного, простуда, даже температуры особой не было. Но оба родителя сорвались в больницу на прием. Пообещали приехать после приема, Сема все высматривал родителей на линейке, но так и не высмотрел. Так жалко его стало. В такой значимый день можно было как-то по-человечески поступить.

Дочери мы тогда с отцом высказали, но она себя виноватой не чувствовала. Она же с больным ребенком, как она куда-то пойдет? Да также, как они после больницы пошли в торговый центр, чтобы болеющей дочери купить какую-то игрушку, ведь положительные эмоции так важны для ребенка.

Мы с мужем давно заметили, что на теме Миланы дочку с зятем повернуло крепко. Это и по подаркам детям видно. Милане огромный игрушечный набор всякой посудки, а сыну мягкая игрушка и сладости. Я тут даже не говорю про разницу в цене, хотя это очевидно. Тут и подход к выбору подарка разнится. Сема вообще не очень жалует мягкие игрушки. Он последний раз года в три с ними играл. Но родители про это уже не помнят. Подарили что-то и ладно.

Когда мы поняли, что внука задвинули после появления внучки, мы с дедом решили сохранять баланс. Делаем ему дорогие подарки, организовываем праздники, берем с собой на прогулку. В общем, делаем все то, что должны делать нормальные родители, когда в семье два ребенка. Мы уравниваем положение внуков. Милана получает все, что душа пожелает, от родителей, а Сему балуем мы.

- Вы что, не видите, что вы разделяете внуков. Милана же уже не лялька, понимает, что баба с дедой больше любят братика, - пытается мне давить на совесть дочь.

- Смешная ты такая! А то, что у вас есть взрослый сын, который тоже понимает, что мама с папой к его сестре относятся с большим трепетом, тебя не волнует?

Но переубедить не получается. Дочь с зятем считают, что внука мы балуем, а внучку недолюбливаем. А мы внучку тоже любим, но ей и так много внимания достается от родителей. Мы же пытаемся дать внуку то, что не дают родители. Считаю, что мы правильно поступаем, что бы там дочь с зятем не говорили.


Комментариев нет

Технологии Blogger.