— Не понял, мам, что значит, что я сижу на твоей шее? У меня тоже есть работа


Не понял, мам, что значит, что я сижу на твоей шее? У меня тоже есть работа, — возмущался Вениамин, — Люда сидит дома в декрете, но их с дочкой содержу я.

Ни за что бы не могла подумать, что подобное может произойти с кем-то из моих близких родственников. Это случилось пару лет тому.

Мать стала жаловаться, что я сижу за ее счет, хотя я работаю. А моя жена с дочерью дома, но они полностью на моем содержании.

Анна Владимировна, когда увидела лежащие на столе сына билеты на самолет, которые он недавно купил, разозлилась не на шутку. Куда это годится!

— Все, это последняя капля! Больше можете сюда не возвращаться!

Ладно бы сидели на моей шее спокойно, не рыпались. А как только поступила просьба, то сразу же свинтить решили? Так не пойдет!

Больше вас тут ждать никто не будет. Все. Хватит. Ничего вашего тут нет! – орала она, как резаная.

— Мам, ты чего такое говоришь? Как это я живу за твой счет? А ничего, что я тоже на работу хожу? – Люда дома сидит, с ребенком, но я их обеспечиваю.

— Что ты говоришь? Ты, наверное, забыл, что вы все вместе с семьей живете в моей квартире. И кухня уже много лет без ремонта стоит. А ты обещал, что за отпускные приобретешь сройматериалы и отреставрируешь все. Ведь обои уже кусками висят! Неужели вам не видно?

— Мама, я бы хотел вернуться к этому вопросу ближе к зиме. – стал просить Вениамин. – Ведь на улице духотища, жара, уже скоро конец лета, а мы с семьей еще ни разу на море не ездили, разве что в деревню к бабуле и дедуле, да и то для помощи им.

— Поэтому я и говорю, — что можете считать, у вас не дома. – Анна Владимировна даже стала стучать кулаком по столу.

— Мама, прекрати, это жилье принадлежало нашему папе, если ты забыла! – стал защищаться Вениамин. – Он перед смертью сказал, что эта квартира остается мне. Поэтому я бы поспорил насчет прав собственности. В любом случае, даже по документам, ровно половина принадлежит мне. Зачем ты разводишь эти склоки?

Люда на этот момент была в ванной комнате с дочерью и открыла двери, чтобы хоть немного послушать, о чем говорит муж и его мать.

Она предпочитала помалкивать и не встрявать в их разборки, пусть сами решают, как быть и что делать. Вот каждый раз она так и живет – молчит и скромничает. Не высовывается. Только свекруха уже совсем ошалела что ли? Ведь когда-то они была нормальной, адекватной. Что произошло? Почему она изменилась?

Когда Вениамин с Людой вступили в брак, свекруха едва не плакала и просила:

— Детки мои родимые, поживите со мной хоть немножко, а то я от одиночества совсем погибну, ведь я вам готова отдать самую большую комнату. Можете ее обставить по своему вкусу. Я не стану вмешиваться в ваши отношения. Если попросите, то помогу, чем могу.

И внукам буду рада. Это же мои кровиночки.

Особо выбирать было не из чего. Люда из большой семьи, где есть мама, отчим, два младших брата, которые еще в младшей школе учатся. А дом у них маленький – всего на две комнаты. И те смежные.

А вот у Вениамина с матерью просторная двушка. Хоть дискотеку устраивай. Даже кухня — и та огромная.

Сперва они жили дружно, свекруха им даже еду готовила, кофе варила. Сама работала и нам всегда записки писала: «Завтракайте на здоровье!» Нас все устраивало. Но как только Люда стала помогать свекрухе вести хозяйство, чтобы не сидеть, сложа руки, то стали возникать конфликты и ссоры между ними.

— Люда, для чего ты взяла эту тряпку? Я ею лишь ванную мою. И подкладываю под протекающую трубу, — возмущалась свекровь. – Не трогай этот порошок. Он не для стирки.

Что за дела? Хотела помочь человеку. А та отказывается. Люда стала бояться даже выйти из комнаты. А после Анна Владимировна стала настаивать на помощи, толпок под ее чутким руководством. Начали поступать указы:

Бери тазик! Не этот! Этот для зеркал! Идем мыть окна.

Сама в это время сидела в кресле, диктовала, с какой стороны в какую тереть. Откуда видны блики. Когда Люда стояла на подоконнике, то приходилось держаться и четко исполнять приказы свекрухи. У нее закружилась голова и она еле успела упасть в обморок внутрь комнаты.

Все оказалось до банального просто — она забеременела. Муж тогда сильно поругался с мамой, что его беременная жена подвергала свою жизнь опасности и мыла окна. В тот момент свекруха стала извиняться и все пришли к общему знаменателю. Но при этом относилась к снохе, словно та инкубатор:

Люда, ешь больше витаминов!

Я жутко извиняюсь, Анна Владимировна, но я на дух не переношу творог из-за токсикоза. — противилась невестка. — Я бы поела селедочки и соленых огурчиков. Можете купить?

Ничего не хочу знать! Ешь то, что я говорю. Ты сейчас не о себе должна думать, а о внуке моем! Ему нужно больше кальция!

Люде было очень неприятно, она пыталась пожаловаться мужу, но из-за этого начинались скандалы. Так что она просто просила мужа купить то, что ей нравится. Уже готовое. Ну или к маме ходила подъедать вкусненького. А дома ее ждала свекровь с недовольным видом:

Ты должна понимать, что ребенок зависит от тебя. Нельзя есть вредную еду! ы же поправилась!

После рождения ребенка стало только хуже. Свекровь навязывала им свой режим дня. Муж работал на двух работах и сильно уставал. Ему было не до семейных передряг

В результате Люда взяла полотенце, вышла из ванной с ребенком и сказала:

Веня, давай просто сдадим билеты и никуда не поедем. Поговорим потом.

Ночью Люда рассказала мужу, какому жесткому террору подвергалась она, пока он был на работе. Вениамин спросил, почему она молчала раньше? Хотел поругаться с матерью, но Люда его отговорила — все равно ни к чему это не приведет. В итоге они решили, что сдадут билеты, а на оставшиеся деньги снимут отдельное желье. Так они и поступили. Съехали. Свекровь свирепствовала. Потом обиделась. А спустя неделю написала сообщение: “Где деньги на ремонт кухни?”.

Ясное дело, что никто ей ничего не ответил. Зачем? Она останется при своем мнении.



Комментариев нет

Технологии Blogger.