— Рожать хочешь? Съезжай из моей квартиры и там рожай


Десять лет моей свекрови пришлось делить свою квартиру с дочкой, зятем и внуками. А потом Лариса, ее дочь, которая раньше была здравомыслящей и адекватной женщиной, бросила семью и уехала в Москву.

Николай так и жил с тещей, но потом решил, что ему тоже пора бы личную жизнь устроить. Женщину он нашел быстро, только она его поставила перед выбором: или он отказывается от детей, или они расходятся в разные стороны. Коля решил, что детям с бабушкой хорошо, и исчез.

Так Валентина Антоновна и осталась одна с двумя внуками. Конечно, мы ей помогали, ведь родственные связи никто не отменял.

Лариса хоть и уехала в Москву, но деньги матери перечисляла. А вот зять просто пропал. Общие знакомые рассказывали, что его новая пассия беременная, поэтому ему нет дела до старших детей. Алименты платил — вот и вся помочь.

Чтобы помочь Валентине Антоновне, мы переехали к ней. Мой муж работал, а я могла помогать ей по хозяйству и с детьми. Я была не в восторге, но выхода не было.

Бегала то в сад, то в школу. Домашние задания, кружки, больничные. Когда младшая девочка пошла в школу, пришлось еще больше времени уделять урокам. Ну хоть засыпать быстрее научились — раньше надо было 3-4 сказки для этого прочитать. 

Муж даже домой не хотел идти. Я была поглощена чужим материнством, а ему было скучно дома. Я обязана была делать все для Маши и Вани, но они меня не слушали — они уважали только бабушку. А Валентина Антоновна любила отменять то, что я приказывала.

Я была всем все должна, а мне никто. Если я просила ложиться спать, Валентина Антоновна включила детям мультик. Если я просила чистить зубы, она угощала их конфетой. Помимо этого, мы должны были обеспечивать свекровь и ее внуков. Куда родственница спускала те деньги, которые присылала ее дочь, я не знаю.

Первый конфликт случился, когда я забеременела.

— Какая беременность? Мне дочкиных внуков на ноги надо поднимать! — запричитала Валентина Антоновна.


Что бы вы понимали, на тот момент мне было уже 27 лет. Мы с мужем хорошо зарабатывали, планировали оформлять ипотеку и очень любили друг друга. Почему мы не должны рожать ребенка?

— Вот станет Ванечка совершеннолетним, тогда и родишь. И не надо сына моего поджучивать родным ребенком, ему и племянников пока хватает. — Рожать хочешь? Съезжай из моей квартиры и там рожай!

— Мы переедем. Мы же планировали брать ипотеку, но вы настояли на совместном проживании. И вообще, это не ваше дело. Мы — отдельная семья, — ответила я.

— Ты эгоистка! Думаешь только о себе!

Ну конечно! Родители бросили племянников на произвол судьбы и радуются жизни, а я ребенка родить не могу из-за них. Мы с мужем поговорили и решили съехать. Родители помогли быстро найти хорошую квартиру для покупки.

Я решила позвонить золовке. Лариса сказала, что она каждый месяц присылает на детей 40 000 рублей. Это две минимальные зарплаты. То есть, племянники спокойно могут жить на эти деньги, хотя их обеспечением занимается мой муж.

Родители решили сделать подарок и купили квартиру сами, чтобы мы не влезали ипотеку. Естественно, они перестраховались и оформили недвижимость только на меня. Мужа это обидело, и он остался с мамой. А я переехала одна. Он меня и слушать не хочет, хотя к чему эти обиды? Он же ни копейки не вложил в жилье. Теперь он вместе со своей мамой ополчился против меня и всем рассказывает, какая я плохая.

Видите ли, я бросила племянников ради собственного счастья, а они там чуть ли не с голода пухнут. 

Я рожу и сама выращу своего ребенка. Но когда муж опомнится, я его назад не приму. Свекровь испортила наш брак, ведь если бы не ее принципиальность, все бы было нормально. Зато теперь сын при ней — на него она скинула все свои заботы. Я всегда думала, что родители хотят лучшего для своих детей, но, видимо, ошиблась.


Комментариев нет

Технологии Blogger.