Как тётя Оля сдавала детей в детдом, а её старшая дочь забирала ребят к себе


Мне было семь лет, когда мы переехали из военного городка закрытого типа в город.

Переехали мы в огромную трёхкомнатную квартиру, в которой нам принадлежала всего одна комната, а остальные две занимали очень своеобразные соседи.

Соседи по коммуналке



В маленькой комнатке проживал сосед — сектант-иеговист, расхаживающий по общему коридору в жутких синих трусах в ромашки и растянутой майке, зажимая подмышкой «книгу бытия» своей секты.

Его громогласное «а молилась ли ты на ночь, деточка?», до сих пор вспоминается с ужасом, так как услышать подобное в два часа ночи, идя в туалет, в семь лет было тем ещё испытанием для психики.

В самой большой комнате жила тётя Оля и её семеро детей. (Количество детей всё время менялось, ниже напишу, почему...)
При этом тётя Оля всегда была «навеселе», если не сказать большего и практически постоянно — беременная.

В их комнате был единственный на пол дома телевизор — маленькая и старенькая «радуга».

Мы с братом и другими ребятами со двора, пользуясь дружбой с её детьми и её собственным безразличием ко всему, частенько зависали «в гостях», — играли и смотрели мультики.

Дети играют



Телевизор стоял на табуретке — единственной мебели в их комнате. Спали они дружной гурьбой на наваленных на полу матрасах. Вещи были развешаны на гвоздях, забитых в стену. Всякая мелочёвка валялась на подоконнике.

У тёти Оли имелась и ещё одна особенность - каждая её беременность заканчивалась тем, что в комнате появлялась как-бы из ниоткуда детская кроватка с матрасиком, а кто-нибудь из ребят постарше (от трёх и до пяти лет) уезжал жить в детский дом.
Как она ухитрялась оставлять при этом остальных ребят — до сих пор не понятно.

Такими темпами они прожили бок о бок с нами ещё два года, а потом...

Потом приехали хмурые тётки в сопровождении какого-то не менее хмурого дядьки, взяли тётю Олю под белы рученьки и увезли в неизвестном направлении.

За ними приехали приторно-напомаженные тётеньки с ещё одним хмурым дядей и забрали младших ребят в детдом.

Девочку забирают в детский дом

Трое старших (тринадцатилетний Сева, двенадцатилетняя Яна и одиннадцатилетний Миша) ухитрились сбежать через балкон в подъезд, а оттуда уже — куда глаза глядят.

По рассказам мамы, тогда нам предложили выкупить комнату по символической цене, чем они с отцом незамедлительно и воспользовались.

Спустя десять лет, когда мы выкупили третью комнату, в дверь позвонила симпатичная девушка.

-Здравствуйте. Вы меня, наверное, не помните... - Начала она с улыбкой.

Но моя мама вспомнила.

Это была самая старшая из детей той женщины — Яна.

Мама проводила её на кухню и налила ей чаю.

Девушка начала рассказывать, как пошла её дальнейшая судьба, после их столь оригинального ухода от органов опеки.

Сначала ребята жили по подвалам и чердакам, перебиваясь тем, что найдут на помойках и попрошайничая на улицах.



Потом от них сбежал самый старший — Севка, прихватив с собой все их накопления. А потом Яна встретила Юру — милого парня из деревеньки, приехавшего на заработки, но потерявшего все документы и ставшего наёмным работником за крышу над головой и немного еды.

Яна очень приглянулась парню, напоминая ему младшую сестру и он взял над ней шефство, пытаясь обеспечить «мелкую» и защищая её от не слишком благородных «друзей».
Когда Юра скопил достаточную для оформления документов сумму, он получил паспорт и, купив билет до своей деревни, прихватил с собой Яну.

По приезде в деревню Юра познакомил её со всей своей семьёй, включая и ту самую сестру, с которой они оказались до безумия похожи.

Мама Юры легко приняла девочку, хоть и полагала, что «Юрочка себе невесту нашел». Но это было не так.

Через год Яниной жизни в деревне, Юрина мама удочерила её, договорившись с администрацией местного детдома и выправив ей новые документы.

Яна смогла ходить в местную школу, легко справляясь с домашними обязанностями, и просто обожала возиться с маленькими братишками и сёстрами — это и определило её дальнейший жизненный путь.

Отучившись в школе, она поступила в педагогическое училище и вернулась оттуда обратно в деревню — но уже работником местного детдома.

-Это ты молодец. - Сказала моя мама, - Но сюда-то ты зачем-то же приехала?

Яна потупилась и долго молчала, рассматривая свои руки.
Приехала она для того, чтобы найти всех своих младших братьев и сестёр и забрать их с собой.

Выговорив свои цели, Яна подняла на мою маму глаза и тихо попросила:

-Помогите мне, пожалуйста.

Мама тяжело вздохнула и... согласилась.

Всё время, что шли поиски, Яна жила у нас. Она оказалась очень доброй и весёлой девушкой, несмотря на все те неприятности, что ей пришлось пережить в детстве.



Разыскать нам удалось почти всех, кроме самых старших. Хотя их было гораздо больше.
Новости о каждом из детей Яна встречала облегчённым вздохом и, иногда, тихо плакала ночью на кухне, прикрыв дверь.

Мы с мамой, да и папа с братьями, тоже очень сильно переживали по поводу этих ребят.

В одно утро Яна вышла на кухню «вся при параде» и попросила разрешения воспользоваться городским телефоном.

После разговора она вернулась с улыбкой и о чём-то пошепталась с моей мамой.

Тем же вечером Яна привела к нам своего мужа, которого и вызванивала утром.
Переночевав, они взяли толстую папку с документами и поехали по детским домам, как выразилась Яна «собирать семью обратно».

Семья собиралась неохотно — некоторых ребят уже перевели из тех детских домов, куда их определили изначально, в другие.

Всё это время Яна с мужем и каждым из «найденных» детей жили у нас.

Спустя месяц поисков, хождений по инстанциям и прочих малоприятных занятий, Яна и Олег (её муж) стали приёмными родителями трёх девочек и двух мальчишек возрастом от двенадцати до шестнадцати лет, очень похожих на Яну.

Горячо поблагодарив мою маму за помощь, а папу — за терпение, Яна с Олегом и ребятами уехали в деревню.
Мама сейчас на праздники созванивается с Яной, благо - мобильная связь это позволяет, и наблюдает в социальных сетях за их семейной жизнью.

Вот так, прождав долгих десять лет, сумев не зачерстветь душой и не ожесточиться, эта смелая уже женщина собрала и объединила своих братьев и сестёр в «старую-новую» семью.

Если честно — я очень восхищаюсь её решимостью и упорством. Ведь не все из этих детей, за время проведённое в детских домах, стали солнечными и добрыми ребятами. Найти, забрать и отогреть таких сложных детей — это настоящий подвиг! А вы, как думаете?


Коршакова С. А.


Комментариев нет

Технологии Blogger.