— Родители Саши очень плохо о тебе отзывались, и сказали, что у такой матери не могла вырасти нормальная дочь


Всего пару часов назад моя дочь уходила в состоянии эйфории знакомиться с родителями своего парня. Вернулась Катя намного раньше, чем я рассчитывала, и, судя по глазам, настроение у нее было совершенно другое.

— Почему ты мне ничего не сказала? – крикнула дочь. – Почему мне чужие люди высказывают, что я не та, с кем должен быть их сын?!

Катя швырнула в угол босоножки, упала на диван и разрыдалась. Я попыталась ее успокоить, но дочка сбрасывала мою руку и не хотела общаться. Наконец, рыдания прекратились, я принесла воды, усадила Катю рядом с собой и спросила:

— Что случилось?
— Родители Саши очень плохо о тебе отзывались, и сказали, что у такой матери как ты не могла вырасти нормальная дочь. Что ты скрывала от меня? Ведь они это все знают!

Я обняла дочь, и начала свою исповедь. Пришлось снова вернуться в те годы, когда я после школы, оказавшись в студенческом общежитии в другом городе, увидела всю вольницу, которую только можно себе представить. Учеба быстро отошла на второй план, после первой сессии начались проблемы со сдачами контрольных заданий, аттестации пестрели «неудами», а я все не могла остановиться в круглосуточных развлечениях. Начав со спиртного, постепенно перешла к «серьезным», как говорили старшекурсники, моментам. Травка стала моим стимулом к жизни, и без нескольких сигареток марихуаны я вскоре уже не представляла, как прожить день. День сменялся ночью, дискотеки, чьи-то квартиры тоже мелькали, как в калейдоскопе…

Однажды я проснулась от того, что было тяжело дышать. С трудом открыв глаза, увидела комнату, в которой вповалку лежали спящие тела незнакомых мне людей. Пошатываясь, я добралась до окна, открыла его, и немного освежилась под струей холодного осеннего воздуха. Еще раз оглянулась на комнату, поняла, что добралась до самого дна, и нужно что-то решать, чтобы не пробить его и не уйти еще глубже…

Входная дверь была не заперта. Выйдя, столкнулась с соседкой, очевидно подслушивающей у порога. Глянув на меня, пожилая женщина пошла в атаку:
— Сколько можно! Который день нету покоя, вот я сейчас полицию вызову!

Я извинилась и спешно ретировалась вниз по лестничным маршам.
Идти мне было некуда. Отчисление из института потянуло за собой выселение из общежития, явиться к родителям в таком состоянии я не могла, и оставалось одно – специализированная больница.

В приемном покое удивились, что я пришла сама, без сопровождения родственников. Пообщавшись с наркологом, поняла, что впереди нелегкий курс реабилитации, подписала все бумаги и заселилась в палату.

Полгода кошмара тянулись бесконечно. Мои соседи по палате постоянно менялись, были как довольно адекватные, тоже решившие вылечиться от зависимости, так и такие, которые провоцировали принять дозу, доставая «то, что нужно» даже в стенах больницы. Кому-то из них приносили «дурь» родственники, а кого-то снабжали и сотрудники больницы.

Мне удалось удержаться. На выписке врач с уважением посмотрел на меня, и пожелал удачи.
На нормальную работу удалось устроиться не сразу. Моя внешность и «предыстория» действовали не в мою пользу. Начинать пришлось с дворовой метлы и мусорных баков. Большим плюсом была комната в общежитии, выделенная мне, как дворнику.

Со временем удалось устроиться на почту, где я и познакомилась с одним из наших водителей, от которого и родила Катю. Наши отношения были хорошими до того момента, как муж узнал о том, кем я была раньше. Поддергивания своих коллег-водителей для него оказались более важными, чем дочь и я. Единственное, в чем он повел себя порядочно – оставил мне свою однокомнатную квартиру, с условием отказа от алиментов. Ситуация была безвыходной, и я согласилась.

Растить дочь одной было тяжело, но я выкручивалась, работая на полторы-две ставки. Катюша выросла умничкой, часто помогала мне разносить газеты и пенсии, хорошо училась, и, когда после школы познакомилась с Сашей, я была очень рада, что в ее жизни появился тот, который мог бы заботиться о ней.

И вот – этот скандал. Очевидно, родители парня через «сарафанное радио» узнали о моей сложной молодости, и попытались настроить сына бросить Катюшу.

Слава Богу, будущий муж моей дочери оказался настоящим мужчиной. Буквально на следующий день он пришел к нам с большой дорожной сумкой и букетом цветов:
— Тетя Света, не выгоните? Я решил до свадьбы к вам переехать, а то с родителями сложно стало общаться…

За моей спиной послышались всхлипывания Катюшки, а я улыбнулась будущему зятю:
— Куда же тебя девать? Заходи, располагайся, кое-кто тебя очень ждет…
Дочка бросилась на шею Саше, а потом потащила его в комнату.
В тесноте, да не в обиде, — я перебралась на диванчик в кухне, а молодежь устроилась в нашей единственной комнате.

Видя, что сын настроен серьезно, родители Саши поменяли свое отношение к Кате, и, соответственно, ко мне. На свадьбу они подарили молодым ключи от квартиры, конечно, не обошлось без определенной неловкости в общении, но, когда появился первый внук, мы наладили хороший контакт. Я не вспоминала ту злополучную встречу дочери с ними, а они, в свою очередь загладили свою вину вниманием и заботой о молодой семье.

Наверное, я была виновата тогда перед Катей, поставила ее в очень затруднительное положение, но Саша сделал правильный вывод, за что я ему очень благодарна.


Комментариев нет

Технологии Blogger.