«Чл*н, как у дяди Вити!» – как ребенок оконфузился в садике, а мама за него краснела


Неловко как-то рассказывать. Но это было. Как говорится, из песни слов не выкинешь. Рассказала мне эту историю из далекого детства мама моего мужа Вячеслава.

Отдала она сына в детский сад, в младшую группу годика в три. Ходил он туда с удовольствием. Слушался беспрекословно воспитателей, ел противную манную кашу и даже полюбил рыбий жир. Это он уже сам мне поведал, когда подрос. Говорит: «Раньше рыбий жир был таким вонючим, противным, его никто не хотел пить из детей. Я же вставал в очередь по три-четыре раза за порцией».

В принципе, он и по поведению никаких хлопот не доставлял взрослым. Очень любил утренники, был их активным участником.Дружил со всеми в группе и не конфликтовал. Не ребёнок, а мечта. Мама была довольна младшеньким, потому что старший, наоборот, был таким отчаянным хулиганом, что постоянно приходилось за него краснеть.

И вот, в очередной раз, пришла она за ними в сад. Забрала сначала Виктора, потом пошла за Славкой. Воспитательница группы, Вера Степановна, вышла к ней вся раскрасневшаяся и возбуждённая. Не успела мама опомниться, как воспитатель начала громко рассказывать про возмутительное поведение Славика.
Из сбивчивой речи не сразу понятно было, что произошло.

Оказалось, они на прогулке лепили снеговика. Скатали три шара. Взгромоздили их друг на друга. Вера задавала вопросы: «Дети! Что ещё мы забыли сделать Снеговичку?»

Детки послушно отгадывали, ЧТО! Приделали к голове морковку вместо носа, прилепили камешки-глазки. На голову надели ведро и воткнули ветки — руки. Казалось бы — всё. Но воспитатель не унималась: «Чего ещё не хватает, что мы забыли прикрепить Снеговику?»

Детишки молчали в недоумении. Ну, всё было на месте. И тут Славка-правдоруб выдал – ЧЕГО не хватает Снеговику – мальчику: «члена, как у моего папы!». И, чуть помолчав, добавил: «И как у дяди Вити… Нужно большой! Во какой!» — он развёл руками в разные стороны.

Вера Степановна опешила, покрылась красными пятнами и в растерянности бросила взгляд на других детей. Слава Богу, никто ничего не понял. Она быстро перевела разговор на другое:

«Мы же ему ротик забыли слепить! Ротик. Давайте дружно соберём мелкие веточки и сделаем Снеговичку РОТ!»

Ну, а вечером досталось мне от неё «на орехи», неправильно, мол, сына воспитываете. А объяснить Славкину логику было нетрудно. Он понял так, что они лепят не Бабу снежную, а мужичка Снеговика. (Свекровь говорила мне, что видела это «произведение», действительно — больше было похоже на особь мужского пола). А у Снеговика должен быть настоящий мужской орган, куда трудолюбивый Слава даже морковку пытался прицепить.

Как-то в его сознании так отложилось, что если Снеговик – мужик. То у него ДОЛЖЕН быть член! И Славка-малыш, как в плохом анекдоте, это слово произнёс. В понимании старой девы Веры Степановны это было страшное преступление.

Свекровь закончила свой забавный рассказ, улыбнулась и сказала: «Вот такой забавный он рос, наш Славик, не раз ошарашивал нас своими фразочками и необычной детской логикой».

А я, чуть смешавшись, спросила: «А где он видел «хозяйство» дяди Вити?» Свекровь ответила: «Так в баню они вместе ходили, и не раз, вот и видел». Так и осталось это семейной смешной историей, но муж не любит, когда я его Снеговичком подкалываю и членом, «как у дяди Вити».


Комментариев нет

Технологии Blogger.