Мама ждала сына из армии, и не дождалась...


Молодой человек с перекошенным от злости лицом едва не снес Милу с ног. Она залипла в телефоне, но при столкновении выронила его.

- Вот… черт… - выругалась она и обернулась назад, - а извиняться кто будет?

В ответ тишина. Да, именно с такими лицами люди покидают это место. Папа Милы мог довести до белого каления кого угодно. Она убедилась, что с телефоном все в порядке и вошла в отделение полиции. Уже на входе послышался громкий, властный голос ее отца. Мила улыбнулась. Ей несказанно повезло.

"Дочь полицейского", часть 1

Она потопталась у двери, посматривая на время. Через час ей надо быть у татуировщика, а судя по оглушительному ору, доносящемуся из кабинета, допрос отца был в самом разгаре.

- Живо говори! Я тебя сейчас в изолятор на пятнадцать суток отправлю! Куда дел нож?

- Не было у меня никакого ножа, - мрачно ответил его «собеседник», - шеф, не порти репутацию. Я на службу собираюсь. По контракту.

- Таким психам, Малышев, в нашей доблестной армии не место…. Думаешь, год отслужил, все! Крутой стал? У меня на тебя управа найдется. Посидишь в «обезьяннике» до выяснения обстоятельств.

- Нельзя мне сидеть! - воскликнул молодой человек, - меня матушка ждет. Я ей на глаза еще не успел показаться…

- Год ждала. Еще подождет…. Степан! Степан!

Мила посмотрела по сторонам и заглянула в кабинет.

- Здесь никого, - пропела она, улыбаясь во все лицо. Мила воспользовалась паузой и прошмыгнула внутрь. Она раскрыла зачетку и подставила ее к лицу отца, - вот. Все сдала. Задержусь сегодня. Будем с Кристиной готовиться к следующему зачету. По истории. Столько вопросов! Жуть…

Мила тараторила скороговоркой, постепенно отдаляясь от отца. Но едва только отвернулась, услышала в спину:

- Стоять!

Не получилось улизнуть.

- Что, пап?

Он придвинул на край стола чистый лист бумаги.

- Номер телефона родителей и адрес, - глухо произнес отец и перевел взгляд на задержанного.

- Откуда мне знать их номера… - пробурчала дочь и присела рядом.

Мила написала Кристине сообщение и в ожидании ответа посмотрела на парня. Он сидел, опираясь локтями на колени, и рассматривал наручники, сковывающие его запястья. Он был одет в армейские брюки и футболку с разорванным воротом. Красный от волнения, с капельками пота на лбу и запекшейся кровью под носом. Но какая у него была фигура! Широкие плечи, крепкий торс, руки…. Какие руки!

Отец откашлялся, замечая неподдельный интерес дочери к задержанному. Парень тоже заметил. Резко посмотрел на нее из-под нахмуренных бровей.

- А-а… - Мила потеряла дар речи. Голубые глаза пронзили ее насквозь.

- Не занимай мое время! – рявкнул отец, - иди домой.

Он встал и потянул парня за локоть, решая лично сопроводить его.

- Папа… папа… не отвечает Кристина… - Мила побежала следом. У нее осталось совсем немного времени, а добираться до татуировщика далеко. Артем предупредил, что больше не намерен терпеть ее опоздания, - ну… папа…

- Нет! – сухо ответил он, отправляя молодого человека за решетку, - я сыт по горло твоими выходками. И дружкам своим передай. Дождутся они у меня скоро.

Мила надула губы. Почему ей так не везет? Вечно попадает в неприятности, о которых сразу же становится известно отцу. Конечно. Он же полицейский. И наказывает ее соответствующим образом.

Отец снял наручники. Парень ухватился за решетку обеими руками.

- Дайте хотя бы позвонить, - попросил он, - чтобы мать не волновалась.

- Надо было сразу домой идти, а не разборки устраивать. С применением холодного оружия.

- Не было у меня никакого оружия…

- А в этом мы разберемся, - отец скривил лицо, кивнул Миле в сторону кабинета и скрылся в туалете.

- Черт… черт… - выругался парень, изо всех сил дергая решетку. Мила невольно загляделась на него, продолжая стоять на прежнем месте. Жаль его. Кажется хорошим, порядочным. Очевидно, сводил с кем-то счеты и по неосторожности угодил в отделение.

Мила убедилась, что по близости никого, и протянула сквозь решетку свой телефон. Молодой человек замер, тяжело дыша. Его брови поползли вверх. Не ожидал такой милости от дочери полицейского?!

- Давай быстрей, - прошипела она, - пока отец не видит.

Не раздумывая, он набрал номер и принялся нервно вышагивать вдоль решетки.

- Давай, мама… бери трубку… - бормотал он себе под нос. После двух неудачных попыток, парень вернул телефон назад и повис на вытянутых руках на решетке.

- Я расскажу ей, если перезвонит, - пообещала Мила, с жалостью глядя на поникшего молодого человека. Она постепенно отдалялась.

- Эй… - окликнул он ее, - поосторожней. У матери сердце больное.

- Я не «эй», - Мила прищурила хитрые глаза, - я Мила.

- Нашла время для знакомства, - он отошел в дальний угол и с обреченным вздохом опустился на скамью. Она тут же прилипла лбом к решетке.

- А тебя… тебя как зовут? Вдруг мама не поверит.

- Саша, - глухо отозвался он, не поворачивая головы.

Саша – повторила она про себя, ощущая легкое душевное волнение. Из туалета послышался шум сливного бачка, и Мила резко рванула в кабинет. Спустя минуту вошел отец. Он опустился в кресло и аккуратно сложил вещи Саши в пакет.

- Может, отпустишь его? – дочь посмотрела на отца жалобным взглядом. Он сдвинул брови, - ну, или меня?

- Иди к своей подруге, только отстань.

Мила послала отцу воздушный поцелуй и выпорхнула из кабинета. Она дернулась в сторону «обезьянника», но увидела пухлого Степана. Он вернулся с обеда и не спеша брел на свое рабочее место. С легкой грустью в душе, Мила покинула отделение.

Артем уже ждал ее, постукивая указательным пальцем по часам.

- Где пропадала? – он отвернулся, чтобы дать ей возможность оголить спину.

- Отец наказал. Учуял своим острым нюхом запах сигарет. А я всего лишь разочек попробовала. Ради интереса. Не удивлюсь, если он по запаху разыщет меня и здесь. Найдет и прибьет, как только увидит твое произведение искусства.

- Мда…. И меня заодно, - Артем с довольным видом смотрел на лопатку Милы. Работа практически завершена. Совсем скоро маленькая озорная колибри предстанет во всем своем великолепии.

Мама Саши так и не перезвонила. Мила держала телефон при себе, готовая ответить в любую секунду. А по дороге домой не удержалась и позвонила сама. В сумерках она брела по родной улице и слушала длинные гудки. А когда они вдруг прервались, замерла на месте.

- Алло… - насторожено произнесла Мила. Тишина. Кто-то ответил ей абсолютным молчанием, - вы меня слышите? Я по поводу Саши. Только не волнуйтесь….

- Мама… - пискнул тонкий голосок. Сердце Милы бешено застучало.

- Что с мамой?

- Она… лежит, - ребенок всхлипнул, - я ее бужу, а она не встает…

- Где? Где ты живешь? Скажи мне адрес.

Мальчик запинаясь продиктовал улицу и дом. Мила прекрасно знала эти окрестности. Частный сектор, где обитали ее друзья, которых так ненавидел отец.

- Я вызову скорую помощь, - торопливо сказала она испуганному ребенку и уже рванула по направлению к его дому, - а ты отопри им дверь. Хорошо?

- Хорошо…

Мила прерывисто дышала, на бегу объясняя диспетчеру все, что узнала от мальчика. А когда оказалась возле дома, женщину на носилках загружали в машину.

- Я… знакомая… - заикаясь проговорила Мила, замечая ее неестественно бледный цвет кожи. Неужели, умерла?

- Сердечный приступ, состояние тяжелое, - сказал врач. Он не стал вдаваться в подробности, спешил немедленно доставить женщину в больницу. Мила впала в ступор. Проводила взглядом скорую и только тогда вспомнила про мальчика.

- Эй… ребенок! – она вошла во двор. Совсем стемнело. Свет горел только в одном окне. Мила заметила мелькнувшую тень и двинулась к крыльцу. Несомненно, он был дома и вероятно спрятался. Почему?

Первое, что бросилось в глаза – порядок, чистота и уют. Обстановка скромная, на кухне накрыт стол. Мама ждала сына из армии. И не дождалась…

- Мальчик! Ты где? – Мила ходила по дому, заглядывая в каждый угол. Он спрятался под кровать. Выдал себя, случайно выставив босую ногу. Мила присела на корточки рядом, - вылезай. Я тебя видела.

Он не торопился. Кряхтел и всхлипывал, выползая на свет. Напуганный, заплаканный. У Милы сжалось сердце.

- Почему ты спрятался? – поинтересовалась она, приглаживая взлохмаченные волосы ребенка.

- Боялся, что они меня в детский дом отправят, - пискнул он.

- Не отправят, - Мила сдерживала слезы, стараясь говорить с улыбкой, расслаблено, - мама жива. А брат… с ним тоже все в порядке. Скоро Саша вернется домой. У тебя еще родственники есть?

- Есть… бабушка, - он нахмурился, при упоминании нее, - только я к ней не пойду. Она злая ведьма.

- У тебя нет другого выхода…

Мила заметила, с какой неохотой ребенок закидывает свои вещи в рюкзак. Ваня. Восемь лет. Все, что ей удалось вытянуть из него по пути к бабушке. Он был похож на слабого, запуганного зверька, который терпеливо дожидался своей участи.

Бабушка жила неподалеку. Внуку она не обрадовалась. Наоборот, сердито поджала губы и за шею протолкнула его в дом.

- А-а… э… - Мила вздрогнула, когда дверь захлопнулась перед ее носом. В ту же секунду она сама возненавидела злобную старуху. Ваня прав. Ведьма, не иначе.


Комментариев нет

Технологии Blogger.