Отправила дочь с двумя детьми на дачу без удобств: «Все равно, как ни помогай, хорошей не будешь!»


— …И вот теперь у моей дочери статус в соцсети: «Тяжело на свете жить без мамы, но еще тяжелее, если мама есть, но она чудовище!» – рассказывает пятидесятишестилетняя Галина Владимировна. 

– За дословность не ручаюсь, но смысл тот! Чудовище – это я: родную дочь и внуков в дом не пустила. Но мне, знаешь, отрицательным персонажем быть не привыкать – что бы я ни делала, как бы ни помогала, все плохо и не так… Больше года дочь со мной не общалась, вот просто ушла и дверью хлопнула, и ни ответа, ни привета. Узнавала, что она жива, только по тем же соцсетям… А в сентябре – стук в дверь, нарисовалась на пороге: мама, помоги!

Двадцативосьмилетняя Полина, дочь Галины Владимировны, явилась просить у матери помощи не одна, а с двумя своими детьми: четырехлетним и семимесячным мальчиками.

— Дети от разных отцов! – со вздохом объясняет Галина Владимировна. – У меня прямо дежавю случилось! Три с половиной года назад дочь так же ко мне явилась с грудным ребенком на руках, правда, тогда еще одним. Говорит, буду разводиться, можно, мама, мы у тебя поживем какое-то время? Пустила тогда, на свою голову!

…Первый зять, бывший муж дочери, не понравился Галине Владимировне сразу: было понятно, что человек не для семьи. Быдловатый, туповатый, без образования, работал неофициально, а какого-то друга в автосервисе – не работал, а, скорее, подрабатывал. Свое мнение мать дочери сказала сразу, очень старалась убедить Полину повременить с замужеством, а если уж невтерпеж, то, по крайней мере, не рожать. Но дочь, разумеется, сделала все наоборот: выскочила замуж и тут же забеременела.

— Жили они плохо: муженек пил, гулял, скандалил, — рассказывает Галина Владимировна. – Поначалу она еще хорохорилась, мне не жаловалась, типа, все нормально у нас. Но я-то видела, что дело швах. Денег никогда не было, для ребенка вещи купила я. Правда, спасибо так и не дождалась, на меня еще и обиделись тогда, что я посмела упрекать. Ну да ладно… В общем, продлился этот брак недолго, через полгода после родов дочь явилась ко мне…

Совместное проживание с Полиной далось Галине Владимировне непросто. Дочь почему-то рассчитывала, что мать не только пустит ее в квартиру и тарелку супа нальет, но и будет помогать с ребенком физически, отпустит потусить с подругами, даст возможность выйти на работу. Да банально присмотрит за малышом вечером, пока дочь не торопясь примет ванну или посидит в интернете. От ребенка ведь тоже надо отдыхать, а бабушке должно быть в удовольствие общение с внуком.

Но Галина Владимировна сразу эти надежды пресекла.

— Сказала ей, что такого, чтоб она отдыхала, а я с ее ребенком сидела, не будет! – рассказывает Галина Владимировна. – Она мне пыталась что-то про личную жизнь вякать, что ей, мол, надо ее устраивать. Да щас же, говорю, ага! Теперь твоя личная жизнь – это ребенок. Ну, она обижалась на меня, конечно, говорила, что вот у Даши и у Наташи матери сидят с детьми, пока те на свидания бегают. Я говорю – и что? Мне до этого дела нет. Хотела бегать на свидания и гулять – не надо было рожать. А уж если родила – сиди дома!

Галина Владимировна держала дочь в черном теле: сгрузила на нее всю домашнюю работу («а как она думала, я еще за ней и ее ребенком убирать должна?»), брала деньги за квартиру и питание («велком во взрослую жизнь!»), постоянно напоминала о том, что «а я тебя предупреждала, что так будет! Не слушалась, теперь хлебай полной ложкой…»

— Чтобы в следующий раз думала головой и отвечала за свои поступки! – объясняет Галина Владимировна.

Но это не помогло. Несмотря на жесткий контроль со стороны матери, Полина как-то ухитрилась познакомиться с мужчиной в интернете, какое-то время попереписывалась с ним в мессенджере, пару раз сходила на свидание – и ушла от матери, хлопнув дверью. Ребенка забрала с собой. Где жила Полина последние полтора года, с кем, у кого, Галина Владимировна не знает.

— Наверно, у нового кавалера! – пожимает она плечами. – Ребенок-то второй откуда-то взялся ведь…

Второй брак у Полины, видимо, тоже не задался, как и следовало ожидать при таком поспешном бегстве. Молодая женщина снова вернулась к матери, на этот раз уже с двумя малышами. Видимо, совсем приперло, если уж она решила вернуться, несмотря на ссору.

— Но в этот раз я сказала – нет уж, извини, дорогая! – рассказывает Галина Владимировна. – Больше помогать я тебе не хочу, мне прошлого раза достаточно. Ославила меня перед всеми родственниками, выставила чудовищем… Говорю, единственное, чем могу помочь – пустить на дачу. Если уж совсем безвыходное положение – живи там…

Дача у Галины Владимировны в ста пятидесяти километрах от столицы, вдали от цивилизации. Добираться туда надо сначала на электричке, потом на автобусе, потом еще четыре километра идти пешком. Единственный продуктовый магазин рядом с остановкой, но цены там конские. В ближайшем поселке, в двадцати километрах, есть сетевой супермаркет, но автобус туда ходит нечасто. Если рано утром уедешь в магазин, домой вернешься только к обеду. Что там с медобслуживанием, вообще непонятно. Ну, скорая, по идее, должна приехать, если проедет. Зимой дороги чистятся из рук вон плохо.

Удобств в домике нет, вода в колодце, туалет на улице. Есть электричество и печка, немного дров. Но как там жить с двумя детьми барышне, которая тяжелее смартфона ничего в руках не держала – большой вопрос. Тем не менее ключи от дачи Полина взяла и сказала спасибо. Судя по всему, сейчас живет там. Галина Владимировна считает, что дочь живет неплохо, судя по тому, что еще и статусы в соцсетях меняет, пишет про мать-чудовище…

Галина Владимировна действительно чудовище?

Или дочь сама виновата? Ничего страшного, поживет в спартанских условиях, пусть скажет спасибо и за это?


Комментариев нет

Технологии Blogger.