Когда мать покинула нас, оказалось, что каждому из детей она доверила тайну


В тот день дул сильный ветер. Их мать лежала в деревянном ящике, обитом красной тканью и, казалось, спала. У стоящих напротив женщин с осенними цветами из палисадника, ветер отрывал лепестки и рассыпал их на свежевырытую яму, на красный ящик, на мать. Бело-сиреневые лепестки падали на лицо, на платок.

Марк делал шаг, немного переминался, как будто ожидая, что она откроет глаза и уберёт мешавшие лепестки. Но вновь осознавая произошедшее, подходил и убирал их с лица сам.

Какие-то деревенские старушки стояли поодаль и выли, не оплакивали, а именно выли. Без слёз и особой грусти в глазах. По привычке. В этой вымирающей деревне и осталось жителей немного, и провожали в последний путь обыденно.

Два года назад здесь же провожали в последний путь отца. Все дети приезжали каждые выходные почти два месяца и каждый раз мысленно прощались с ним. В то воскресенье тоже прощались, уже навсегда. Мать организовала всё сама. Не просила помощи, сострадания. Успокаивала всех.

К матери приехать Марк не успел, сообщили поздно. Не успели и братья близнецы вовремя проститься. Младшая сестра, высокая как братья, с длинной русой косой, всё ещё выглядела девочкой и по-женски не держала в себе слёзы. И она не успела застать мать живой.

Обыденно пригласили старшего сына забрать тело из больницы. Выдали документы, памятку и указали на дверь. Марк растерялся. Вышел на крыльцо и, задрав голову вверх, чтобы успокоить разгорячённое сознание, ловил горлом воздух. Клин журавлей, улетающих на юг, указывал ему дорогу - иди.

Мать никогда не жаловалась детям. Ни на что. Всегда лёгкая грустинка в голосе, и никогда о себе, ни слова, всё о детях, внуках. Расспрашивала обо всём, всем интересовалась.
"Как Машенька? А Алле купили сапожки на осень? Выздоровела ли Марина Афанасьевна".

Марк был у матери последний раз весной. Привозил материал крыть крышу, всё лето порывался сам приехать, а после выслал денег на ремонт. Материал так и стоял на летней кухне бережно прикрытый тряпками.

В дом вернулись все вместе. Как вместе покидали. Марк забирал всех к себе в город. Близнецов работать, Любу учиться. Мать стояла у калитки, в безрукавке и махала. Долго, пока автомобиль не скрылся за пригорком.

- Топить будем? - спросил Антон.

Марк осмотрелся и ответил:

- Если не ночевать, то зачем топить?

- А мама бы протопила, даже если вы не остались бы ночевать. Пусть и не холодно, - возразила Люба, собирая поминальный обед на стол.

- Мама, мама, нет мамы, теперь некому топить... - злился Сергей.

-Рассаживайтесь, - Люба поставила тарелки на стол.

Все зашумели, задвигали стулья, и вспомнилось всем, как было раньше, как будто и не изменилось ничего.

- А помните, как мать купила пряников и спрятала в коровнике, а мы их нашли и с молоком съели тайком? И не ругала же..., - вспомнил Антон.

- Да она нас и не ругала вообще, других, как послушаешь, - ремнём лупили за любые проступки, а на нас мать посмотрит только жалостливо, и уже наказание, - отметил Марк, - любила нас и отцу не жаловалась.

- А меня больше всех, - дожёвывая кусочек хлеба, заметила Люба.

- Почему ты так решила, по мне, так всех одинаково? - заметил Марк.

- Не-е-ет, - протянула Люба, - помню, идём мы с ней из лесу, полные вёдра земляники набрали. Солнце такое радостное, птицы поют, а она остановилась, прижала меня к себе и тихонько так на ушко шепчет:

- Ты только никому из братьев не говори, а то ревновать будут, тайна это, поняла?

- Ага, - отвечала я.

- Люблю тебя, - говорит, - больше всех, кровиночка моя, Любушка.

Сергей перебил.

Постойте, и мне мать тоже так говорила:

- Помните, когда я болел и в городе лежал в больнице. После выписки она приехала и забрала меня домой. Так вот мы ехали с ней в автобусе, она обняла меня и сказала:

- Больше всех тебя люблю, только это тайна, никому не говори, слышишь. Ох, я рад был, я же думал, что она Антоху больше любит, чем меня, раз я часто болею.

Антон посмотрел на родственников и улыбнулся.

- И меня мать предупреждала, чтобы не болтал, что любит больше всех.

Тайна

Марк посмотрел куда-то в окно и глубоко вздохнул, вспоминая, как и ему мать поведала самую важную тайну своей жизни, ставшую секретным ингредиентом семейного счастья.

- Всех любила, ничего взамен не требовала. Всем дала, что смогла. Каждому из нас урок как жить нужно в семье и как к детям относиться. Не забывайте мать и чтите отца!


Комментариев нет

Технологии Blogger.