Выпускница с квартирой


Эту историю рассказала мне моя приятельница. Ее дочь в этом году заканчивает обучение в школе. Впереди экзамены, выпускной и все остальные прелести вступления во взрослую жизнь. Приятельница женщина безумно активная, наверное, поэтому уже много лет она председатель родительского комитета в классе.

Забот и волнений сейчас очень много. Но классная руководитель недавно обратилась к ней с необычной просьбой: помочь одной ученице. Девочка учится в классе давно, все ее хорошо знают, приятельница лично знакома с ее мамой.

Девочка бойкая, про таких говорят: палец в рот не клади. На каждое замечание или претензию у нее незамедлительно готов ответ. Учится девочка средне. Собиралась поступать в институт на медицинскую химию (направление у нас в городе достаточно востребованное).

И вот в апреле месяце девочке исполнилось 18 лет, что не удивительно, если вспомнить, что в школу идут в 7 лет, а учатся 11 классов. Ситуация необычна тем, что семья этой девочке бросила ее в день 18-летия.

— Дальше сама, как хочешь, я больше за тебя не отвечаю, — сказала мама ей, именно так передала ее слова сама девочка, обратившись к классной за помощью, потому как жить ей не на что.

Классная руководитель смогла договориться, чтобы девочка пожила до окончания школы в приюте, хотя ее ситуация не типична. Попытки призвать мать девочки к совести и дать возможность ребенку нормально завершить обучение ничем не увенчались. Та повторяла только одно, что ее обязанности по отношению к дочери завершились, а желания тащить ее дальше нет.

— Вы же знакомы с мамой, — говорила классная приятельнице, — пожалуйста, поговорите с ней. Это же ненормально такое отношение к собственному ребенку. Как так-то! Словно ненужную вещь взять и выкинуть из дома. Конечно, я понимаю, что по закону девочка теперь совершеннолетняя и сама отвечает за себя, но ведь ребенок еще даже школу не окончил.

— Я связалась с мамой, полная праведного гнева и возмущения. Наверное, больше всего меня ситуация злила, потому что я легко примеряла ее на себя: моя дочь учится в этом же классе. С трудом, но мне удалось добиться встречи с этой мамой.

— Выслушайте меня, а потом, если останется желание, помогайте ей сами, — сказала мама девочки (далее ее рассказ максимально приближенный к первоисточнику).

Я сама из Брянской области из маленького городка. После школы окончила техникум, стала специалистом по восстановлению и сохранению лесных экосистем, долгими путями получилось, что оказалась здесь, в соседнем районе в лесохозяйстве.

Там познакомилась с первым мужем. Он был очень красивым, веселым, говорливым, всегда нравился женщинам. Поженились. Он привел меня в квартиру к родителям, жива у него была к тому времени только мать. Родилась дочь.

Жили, в принципе, нормально, как все живут. Когда дочери было почти шесть лет, нас позвали в гости на выходные к его друзьям в деревню. Но мы поссорились, я ехать отказалась, тогда он поехал один. А там ночью случилась ссора.

Друг приревновал свою жену к моему мужу. Драка. Поножовщина. Друг сел. Мужа похоронили. С того дня свекровь на меня взъелась. Она обвиняла меня в смерти мужа, вот, если бы я с ним поехала, то ничего бы не случилось.

Кто знает, что было бы тогда? Но для нее я навсегда осталась виноватой. Жить с ней стало невозможно. Я пыталась уехать к родителям, но там совсем не было работы для меня. Ушла от свекров, стала снимать комнату в доме. Только свекровь меня в покое не оставляла. Постоянно приезжала с внучкой пообщаться, ее к себе забирала периодически. И всякий раз мне высказывалась:

— Сыночка моего не сберегла, а теперь только и зыркаешь, как бы мужика какого в койку к себе затащить. Бессовестная. Хоть бы дочь постыдилась.

Только на тот момент никого у меня не было. И не искала я никого. Некогда было. Работать надо было много, чтобы дочь поднимать. Пенсия по потери кормильца была крошечная, а крыши над головой не было.

Спустя время познакомилась я с Евгением. Он из Беларуси. Приехал на заработки, да так и не уехал обратно. Простой. Добрый. Некрасивый, но открытый и прямой. Начали мы встречаться. Замуж позвал, а я пошла – не век же одной куковать.

А тут и свекровь моя бывшая представилась. Оставила свою квартиру в наследство единственной внучке, моей дочери. Мы в нее и перебрались. Зачем снимать, если есть пустое жилье? Я в озеленение в городе устроилась. Зарплата небольшая, но времени на семью хватало, и ездить никуда не надо.

Только дочку мою как подменили после этого. Только и слышно стало «моя квартира», «у меня на халяву живете». Сколько я ей объясняла, что да, квартира твоя, но мы семья, живем мы вместе, вместе едим, тебя обеспечиваем, что тебе не хватает?

Да, она и сама толком не знала. Видимо, возраст просто переходный подошел. Только она все чаще и чаще стала слова своей бабки повторять. Один раз даже по губам ей треснула, говорю, тебе никто права меня оскорблять не давал. А если бы твой папенька чужим бабам глазки не строил, то жив был бы. А то как по чужим койкам скакать он первым был. А мой муж тебя кормит и меня бережет.

Один раз решила переклеить обои в большой комнате. Купила зеленые. Сама оборвала все, новые с Евгением наклеили, пока дочка с подружками в субботу тусила. Так она пришла, разоралась, что я в ее квартире хозяйничаю без ее разрешения. Больше, говорю, ничего не сделаю – сама свою квартиру обихаживай. И делать ничего не стала.

А потом у нас сын родился. Я на три года в декрете осела. Парень очень крикливый был, беспокойный. Евгений мне очень помогал с ним. По полночи на руках таскал, чтобы я хоть чуть поспала. Евгений несколько раз ее стыдить пробовал, чтобы она мне днем хоть в чем-то помогала.

Вот тогда мне дочка и сказала: «Я весь ваш цыганский табор до 18 лет терплю, а потом чтобы вас здесь не было.» Думаешь сгоряча сказала? Нет. Потом много раз мне повторяла на разные лады. И постоянно от нее слышала, что брат ей не брат, что он ей чужой и любить его она не обязана, что Евгений вообще здесь никто, что нищий он, жилья своего не имеет, а в чужое влез и плодиться начал.

И пускай Евгений идет на жилье зарабатывает, потому как все мы из ее квартиры вылетим, как только ей 18 исполнится. Сколько я с ней разговаривала. Пыталась объяснять, что Евгений фактически нас четверых кормит, что оплачивает все ее потребности.

У нее один ответ: я вам за это здесь жить разрешаю. Одежду, гаджеты ей покупали, подготовку к ОГЭ, потом к ЕГЭ оплачивали, спасибо не слышали. Вся в бабку свою пошла: та тоже всю жизнь только себя любила. Померла в одиночестве – соседи через неделю хватились, что вонять из квартиры стало.

Ну вот, как только ей 18 исполнилось, мы и съехали из ее квартиры – сняли общагу. Ее квартира – пусть в ней и живет. Чужие ей мы, мы там жить не будем. Но и помогать чужим людям никто не обязан.

— Подумала я тогда, что мама что-то недоговаривает, что не может быть все именно так. Встретилась с девочкой. И знаешь, ничего мама не преувеличила. Девица на полном серьезе считает, что квартира ее, и она сделала великую милость, что позволила матери, отчиму и брату жить в своей квартире, что они должны быть ей за это признательны и что теперь они поступили по-свински, не оценив ее милости, бросили ее, хотя в благодарность должны были оплатить ей институт и выпускной вечер, а все то, что они делали для нее, так это их обязанность перед ней. Решила я не ввязываться в эту историю.

И вот ведь как получается, что по закону все правы и мать и дочь, а по совести правых нет, как и выигравших. Никому хорошо от такого расклада не стало.

И нет ответа, кто виноват и как надо было сделать. Только сейчас у матери с семьей нет своего угла и когда появится не известно, а дочка оказалась без поддержки в самом начале пути. Будет ли у нее выпускной — неизвестно, но точно известно, что оплачивать ей обучение никто не будет.




Комментариев нет

Технологии Blogger.