Уникальная семья В Сибири: здесь живы 5 поколений, нянчат праправнуков и никогда не ссорятся




Всё началось со случайной встречи в 1950-м году — Амалия и Михаил поженились через две недели после знакомства

Самый старший и самый младший представители большой семьи, где живы пять поколений

Когда слышишь историю, что в какой-то семье самые старшие дожили до своих праправнуков, то невольно хочется понять: как им это удалось? Амалию Андреевну вместе с родными, как и остальных поволжских немцев, выслали в Сибирь в 1941 году. Здесь она в 20 лет встретила своего будущего мужа Михаила, через пару дней после знакомства они решили жить вместе и дожили в ясном уме и трезвой памяти до 90 с лишним лет. В начале 2021 года Амалия Андреевна и Михаил Степанович дождались своего праправнука. Корреспондент НГС Илья Калинин пришел в гости к этой большой семье и расспросил о секретах долголетия, дружеских и теплых отношениях, а также о смысле жизни. Получилась не только статья, но и небольшой видеофильм.

Посмотрите один день из жизни этой необыкновенной семьи:


Это лишь половина большой семьи Амалии и Михаила Юриных, но здесь представлены все пять поколений

Самые старшие представители этой большой и дружной семьи — Амалия Андреевна Юрина 1930 года рождения и Михаил Степанович Юрин, родившийся в 1928-м. Живут пожилые супруги под Новосибирском, в поселке Железнодорожный. В этом же месте живет с ними одна из дочерей — Любовь.


Когда общаешься с этой семьей, то создается впечатление: Амалия Андреевна тут центр всего, хотя сама пожилая женщина в разговоре подчеркивает значимость мужа. Сам же Михаил Степанович словно не противится этому, молча присутствуя рядом, а иногда хитро улыбаясь.

Маленькую Амалию вместе с родственниками летом 1941-го депортировали в Сибирь из поволжской немецкой деревушки Розенфельд. Сама женщина вспоминает те события как самую страшную страницу своей жизни.
— Это самый черный день, наверное, в жизни многих людей. Собрали всех, погрузили в телячьи вагоны и повезли… Привезли нас в Чаны (рабочий поселок в Новосибирской области). Мы там выгрузились и сидели кучками — каждая семья. Подходили к нам, спрашивали взрослых: «Что ты умеешь делать?» Отвечали «я доярка» или «я свинарка», или «я тракторист»… Затем рассаживали по разным повозкам и везли по деревням. Отца сразу забрали в трудармию, а мы с мамой жили в колхозе. Мама работала, а я оставалась с братом и сестрой. Брату пять-шесть лет было, а сестре всего два годика. В селе 1-е Сибирцево Венгеровского района мы жили, — вспоминает детство Амалия Андреевна.

Когда Амалии было 20 лет, она случайно заметила на сельских танцах молодого Михаила. Парень оказался в селе случайно: нужно было отработать для получения паспорта.

— Послали его из города в колхоз получить паспорт по месту жительства. А ему там сказали: «Лето отработаешь, тогда дадим паспорт». Потом пришла осень, и ему сказали, что у них работать некому. А он: «Ну я же не колхозник», а ему: «Твои родители были колхозники». Они (Михаил с другими парнями) на вечерку остались, там гармонешка играла, девчонки наши плясали. Я поглядела: ой, какие все страшные, но один мальчишка вроде ничего, хороший. Пятого декабря он ко мне пришел, а двадцатого мы поехали в село Воробьи и там расписались. Не ухаживал долго. В первых числах декабря мы увиделись, несколько дней повстречались, а он: «Ну, если я приду, ты меня примешь?» — «Приму, приходи». А у него никого не было — ни отца, ни матери, две сестры только, — рассказывает Амалия.

Дети пошли сразу друг за другом: Екатерина родилась в 1951 году, Галина — в 1953-м, Любовь — в 1956-м.

Аборты в те годы, вспоминает Амалия Андреевна, были запрещены, поэтому приходилось рожать независимо от желания. А потом еще и заниматься хозяйством, часто в одиночку. Десять лет, говорит женщина, она толком не видела дома своего мужа: он мог месяцами пропадать на полевых и других колхозных работах, не возвращаясь в село. Лишь позже Михаил стал столяром и уже надолго из дома не пропадал.



«Папа у нас такой хитренький. Но по-доброму», — улыбается одна из дочерей Михаила Степановича


Строгость и жестокость тех лет

Вспоминая о прошлом, Амалия с Михаилом замечают: раньше всё было строго. Сейчас, мол, в этом смысле полегче, но непонятно, к чему всё это приведет.

— Я с 17 лет, как пошла на работу, стала ходить отмечаться в комендатуру. В комендатуру приедешь, палец прижмешь — вот тебе роспись. Мы с Мишей пошли один раз через речку Тартас: перешли через паром и хотели купить в Венгерово — там магазины были — обутки (обувь. — Прим. ред.). А нас три солдата завернули обратно: «Пускай Миша идет, а ты не ходи». Нельзя было, нельзя, — вздыхает Амалия Андреевна.

Амалия Андреевна вспоминает и другой случай — когда ее с еще одной девушкой-немкой и другими сельчанами совхозное руководство отправило сопровождать скотину во время перегона на станцию Чаны. Говорит, как вернулись из Чанов обратно в село, так их с той девушкой сразу же доставили в комендатуру.

— За то, что без спросу пошли в Чаны. Но директор совхоза, правда, заступился за нас, и нас не тронули. Не засадили. Вот такое было… Строгость была, — сокрушается пожилая женщина.

— Да, раньше жестоко было, строго, — подтверждает Михаил Степанович.


На столе — пироги, блины, конфеты

Как дожить до такого возраста в здравом уме и без ссор

Оба — и Амалия Андреевна, и Михаил Степанович — сохранили ясный ум и достаточно хорошую память. Только вот слышат не очень хорошо. На вопрос, как получилось дожить до такого возраста в ясном уме, супруги разводят руками.

— Я и сама не знаю. Ну, так получилось, что я при доброй памяти пока. Помню всё давнишнее… Но сейчас пойду куда-нибудь и забуду, куда шла. Мы с ним (с мужем. — Прим. ред.) гуляем на улице, сидим вот тут на лавочке. Где солнышко пригреет, там и посидим. Когда солнышко сильно пригреет, то уйдем в тенек. Вот так и живем, — философски замечает Амалия Андреевна.

— Спасибо дочке с зятем, помогают. Всё делают. А мы вот как тунеядцы, — вдруг шутит и смеется Михаил Степанович.

Михаил Степанович говорит, что особо ссориться времени не было: жили, работали да детей растили. Мол, когда тут еще ссориться успевать?

— Он меня ни разу не обозвал, никак не побил… Не трогал меня. Вот так и прожили. И я… Ну, как своего человека самого близкого, как его обзовешь? — удивляется Амалия Андреевна.

— Я не зарабатывал шибко такого плохого, чтоб ругали. Старался всё время домой, когда можно было. Вот и живем, и живем. Слава Богу. Любил всю жизнь. И желаю вам, — улыбается Михаил Степанович.

Дети Амалии и Михаила предполагают, что на хорошую физическую форму их родителей повлияли свежий воздух, физический труд и скромное питание в голодные годы. Собственно, оно и сейчас таким остается, как заметила дочь Юриных, Екатерина Дерзаева, едят родители хоть и несколько раз в день, но понемногу.

В чём смысл жизни

Корреспондент НГС поговорил почти со всеми из присутствовавших членов большой семьи, которая состоит из ныне здравствующих пяти поколений. Все пять поколений, помимо Амалии Андреевны и Михаила Степановича Юриных, это дочери Екатерина, Любовь и Галина (второе поколение), внуки Елена, Дарья, Оксана, Виктор, Денис и Татьяна (третье поколение), правнуки Александр, Егор, Клим, Алина, Мария, Светлана, Матвей и Вадим (четвертое поколение). И наконец, праправнук Кирилл, которому недавно исполнилось 6 месяцев.

Беседовали на разные темы, долго и откровенно, в фильме можно услышать многое из тех разговоров, но завершилось всё рассуждениями на извечный вопрос: в чём смысл жизни? И тут все поколения этой большой семьи сошлись в главном.

— Вот самое основное — моя семья, близкие мне люди, чтобы они были здоровые, чтобы они умели радоваться жизни. Ну, и путешествия. Мне нравится путешествовать, поэтому я тоже считаю, что это часть смысла жизни, — говорит Александр Ситников, правнук пожилой четы.

— Почему-то этот вопрос как-то периодически возникает в голове, в мыслях: в чём смысл? Сейчас у меня такой период, что мне кажется: смысл в том, чтобы лучше узнать себя, прийти к себе, то есть разобраться, кто ты, что ты, для чего ты, — говорит Елена Перевозчикова, мать Александра.

— Вот сейчас у нас Кирилл родился, так я сейчас хочу жить долго, чтобы увидеть, как он вырос, кем он стал. Я думаю, что это — любовь и дети. Зачем все эти войны? Ну живите, люди, радуйтесь, ну зачем эта война, зачем эти конфликты бесконечные? Ну зачем? Ну ты миллиарды свои накопил, ты же никогда в жизни их не проживешь, — рассуждает уже Екатерина Дерзаева, мать Елены.

— Природа такая, — шутливо отвечает Михаил Степанович на вопрос «для чего человек живет?».

— Я думаю, смысл весь в том, чтобы семью создать, детей вырастить и как-то друг с дружкой мириться, как-то притираться… Не знаю я больше, — говорит сама Амалия Андреевна.

Главный секрет уникальной атмосферы большой семьи Амалии и Михаила — любовь

А секрет той уникальной атмосферы, которая сложилась в этой большой семье, по мнению Елены Перевозчиковой, банален и прост: любовь, взаимопонимание и умение слышать желания близкого человека.

Комментариев нет

Технологии Blogger.