Я помогаю маме, а она всё тратит на семью брата. Ему же нужнее


Перестала давать деньги матери, потому что там не в коня корм, как говорится. В том смысле, что вся помощь, которая от меня приходила, сразу же перекочевывала брату. "У него ребенок, ему надо помогать" - любимая мамина фраза. А я считаю, что для благополучия брата и его семейки я сделала уже достаточно. У мамы же, конечно, свое мнение на этот счет.

Брат мне родной только по маме, отцы у нас с ним разные. С моим мама развелась и вышла замуж за отца брата, но и с ним прожила довольно непродолжительное время. Алименты не платили ни тот, ни другой, поэтому мама тянула нас сама.

Она много работала, поэтому забота о брате ложилась на мои плечи, хотя я была всего на четыре года старше. Вместо того, чтобы играть со сверстниками, я следила за ним. Периодически в течение дня к нам заходила соседка, которую мама просила приглядывать за нами. Она разогревала нам еду на газовой плите, проверяла, что мы живы-здоровы и на этом все.

Мне всегда доставалось, потому что я старше. Само-собой это не добавляло мне нежных чувств. От маминой фразы "Он младше, ты должна уступить" просто тошнило. Брат не убрал игрушки - получала я, не проконтролировала. Брат получил двойку - получала опять я, не проверила, не выучила с ним. Короче, виновата всегда была я.

Наверное, именно желание перестать быть вечно крайней и сподвигло меня выскочить замуж в 18 лет. Брак продлился два года, а потом развалился окончательно. Слава богу, не успели нажить детей. В родительский дом я больше не возвращалась. Отношения с родными налаживались по мере того, как редко я их видела. Зачем было портить такую замечательную тенденцию? Ну и мама не звала обратно, если уж говорить прямо.

Я работала, сама себя обеспечивала, но зарплаты впритык хватало на съем и еду. А тут маме внезапно достается квартира от какой-то родственницы. Однушка с древним ремонтом и почти полным отсутствием мебели. Мама предложила мне переехать на эту квартиру.

- Те же деньги, что тратишь на аренду, сможешь вложить в ремонт. Постепенно все и сделаешь, - рассуждала мама.

Конечно же я согласилась и ринулась в квартиру, теряя тапки на ходу. Квартирка была та еще. До ремонта там следовала вынести всякую рухлядь, которую бывшая хозяйка, видимо, считала мебелью, потом отмыть все, иначе там просто невозможно было находиться. Только на уборку у меня ушло две с лишним недели при ежедневной работе.

Вложиться в квартиру пришлось изрядно, но меня окрылила мысль, что вкладываюсь в свое. Пришлось полностью менять сантехнику, чинить проводку, местами менять трубы и только потом приступать к косметическому ремонту. Из мебели у меня был диван, кухонный стол и табурет. Мама отдала пару полочек, которые прибил брат.

Он к тому моменту уже как раз вернулся из армии и пока активно отдыхал и "привыкал к гражданке", как говорил он сам. Его привыкание вылилось в то, что через полгода он привел к маме в дом беременную девушку. Естественно, было решено играть свадьбу, чтобы все было, как у людей.

Жили новобрачные с мамой, поскольку у невестки в родительском доме и так было не развернуться, а на съем денег не было. Беда в том, что характерами мама и невестка не сошлись. Мама примерила на себя роль настоящей свекрови, а невестка за словом в карман не лезла.

И тут мама нашла, как ей показалось, идеальный вариант решения проблемы. Мне было сказано, что я должна освободить квартиру.

- Не могу я с ней под одной крышей, сил никаких не хватает. Я решила, они переезжают на квартиру, а ты возвращаешься домой. Уж с тобой-то я уживусь точно, - заявила мама.

- А с чего бы вдруг мне бросать квартиру, в которую я вложила собственные деньги, и переезжать к тебе?

- Ты не забыла, что это моя квартира? И я буду решать, кто в ней будет жить! - заявила мама. - У брата семья, ребенок скоро будет, ему нужнее. И мне нервы трепать не будут.

Вообще, мама права. Квартира оформлена на нее. Она и распоряжается. К маме я, разумеется, не съехала, я вообще ее видеть не хотела, но квартиру освободила. Ни с ней, ни с братом я не общалась около года, сначала мама звонила, но я не брала трубку. Потом жизнь закрутилась и стало некогда.

Я уже привыкла, что от родных не поступает никаких вестей, а тут пришла смска от брата, что мама в больнице. Я, конечно, тут же перезвонила, все выяснила и помчалась к ней, какие тут обиды уже, да и времени прошло достаточно. Оказалось, что маму забирали по скорой с приступом мерцалки. К моему приезду ситуация уже нормализовалась и на следующий день ее выписали.

Забирала ее с больницы я, брат был на работе, а его жена с ребенком. Меня царапнуло, что я отпросилась с работы, а брат не счел нужным, но маме ничего говорить не стала.

Дома у нее заглянула в холодильник, а там шаром покати. Молча сходила в магазин, купила продуктов, лекарств по списку, который мне отдал врач, принесла все домой. Мама расплакалась, говорила, что ей не надо, просила прощения, что тогда так поступила, звала переехать к ней. Я ее, конечно, простила, тоже извинилась, что пропала и не звонила, но переезжать отказалась. От добра добра не ищут.

Пока мы с ней сидели, пришел брат. Поздоровался и как-то между делом полез в холодильник. По-хозяйски там пошуровал, соорудил себе бутерброд, стоит чавкает. Ну, мама ему ничего не сказала, я-то что высказывать буду? Распрощалась с ними, уехала домой.

С тех пор я к маме старалась заезжать раз в неделю-две. Чаще неудобно, живем на разных концах города да и работа у меня с ненормированным графиком.

Заметила, что у нее всегда пустой холодильник. Ну, не то, чтобы совсем ничего не было, но от батона колбасы остается хвостик, от сыра пара кусочком, ну и так далее. Мама сама съесть все не могла, но я прекрасно знаю, кто ей помогает. Меня подмывало ей высказать за такое поведение, но я сдерживалась. Не хотела опять портить отношения.

Я старалась покупать маме лекарства, платить коммуналку, то есть вкладывать деньги так, чтобы они не ушли к брату. Но глядя на пустой холодильник у меня сердце кровью обливалось, конечно, я покупала ей продукты, хотя знала, что они частично достанутся брату. Иногда она жаловалась, что сапоги прохудились или штаны протерлись, я выделяла ей денег на обновки. Только обновок у нее не появлялось, так и ходила в старом и штопанном.

В итоге я все-таки психанула и высказала маме, что пора бы уже прекратить отдавать все брату.

- У него же ребенок, ему нужна помощь. Он один работает, жена беременная с ребенком сидит, как я ему не помогу, когда знаю, что сыну тяжело? - Потупила глаза мама. - Ты вот живешь хорошо, давай ты не мне, а ему будешь помогать? Мне-то немного нужно, кефир, булка да гречка, а у него скоро уже двое детей будет.

- Нет уж, мам, я не собираюсь помогать брату. Он и его жена вполне трудоспособные люди, взрослые, плодятся уже. Вот пусть сами теперь и занимаются содержанием семьи. Я и так неплохой им старт дала, привела в порядок квартиру, они ее получили, не потратив ни копейки.

- Злая ты. Просто у тебя своих деток нет, поэтому ты и не понимаешь, - поджала губки мама.

Я решила, что продукты маме больше покупать не буду. Толку никакого. Буду покупать лекарства, платить коммуналку, сама заказывать ей одежду и обувь, через интернет сейчас это делается без проблем. Ее не переупрямишь, ради сыночки-корзиночки последние портки снимет.

С братом, я кстати, переговорила. Попросила перестать тянуть с матери средства. Ей нужно нормально питаться, а они ее объедают.

- Я ничего не прошу, она сама приносит, - заявил брат.

- Отказываться не пробовал?

- А зачем? Она же сама приносит, я не дурак от халявы отказываться, - пожал плечами он.

Халява у него! Зла не хватает на этого приспособленца. Но мама считает его бедненьким-несчастненьким, которому нужна помощь.

Иногда я жалею, что брат тогда прислал смс, не общались бы и дальше, голова бы ни о чем не болела. Но потом становится стыдно от таких мыслей, все-таки это мама.

Комментариев нет

Технологии Blogger.