"Мечтала о маленькой девочке и кошке". Как в России "усыновляют" одиноких пожилых людей


В регионах России создаются приемные семьи с пожилыми людьми по программе "Старшее поколение" нацпроекта "Демография". Рассказываем, как это работает, на примере двух таких семей из Самарской и Амурской областей

Жительница села Красноармейское Самарской области Раиса Емилягина семь лет назад осталась без мужа и детей, которые могли бы за ней ухаживать. Но 76-летняя женщина не оказалась одна — ее забрала к себе дочь близкой подруги и стала заботиться о пожилой женщине после смерти своей матери.

Можно сказать, что эта семья сложилась давно, с самого рождения Умут Хайбулатовой. Ее мама подружилась с Раисой Емилягиной в 1963 году, и с тех пор они стали неразлучны — ходили друг к другу в гости, помогали в домашних делах, даже детей рожали почти в одно время.

— У Раисы Федоровны родились мальчишки-двойняшки, они были слабенькими, моя мама их кормила. С тех пор она как бы их молочная мама, — объясняет Умут. Раиса Емилягина подтверждает: такой поступок многое значит, он связывает семьи навсегда.

Раиса приехала тогда еще в село Колдыбань, которое позже было переименовано в Красноармейское, по комсомольской путевке для строительства больничного городка.

— Я сама самарская, в Куйбышеве (сейчас — Самара — прим. ТАСС) жила, там родилась в 1945 году, работала в РКЦ "Прогресс". Нас по комсомольским путевкам отправляли в разные поселки. В итоге после очередной такой путевки так и осталась в Красноармейском, вышла замуж за местного, — рассказывает бабушка.

Умут Хайбулатова прожила в этом селе всю жизнь. Одно время они переехали за 5 км на водокачку, которая обеспечивала водоснабжение Красноармейского. Там жили в отдельном домике, пока отец следил за исправностью оборудования и по необходимости ремонтировал. Даже в это время две семьи не разлучались — Раиса приходила к ним и помогала обустроить дом, они вместе ухаживали за огородом.

Умут Хайбулатова вспоминает: сыновья Раисы тоже всегда помогали ей с домашними делами.

— Я давно с мужем разошлась, дети у меня взрослые, им уже по 28 лет, они сами по себе живут. Так вот мальчишки приходили и электрику в этой квартире мне делали и помогали собирать мебель, — рассказывает она.

Оба сына Раисы Емилягиной умерли от заболеваний с разницей в год. Еще раньше, в 2006 году, она потеряла подругу — мать Умут Хайбулатовой. А потом умер и муж.
"Это как с родственниками, понимаете?"

С 2013 года, когда скончался второй сын Раисы Емилягиной, Умут Хайбулатова стала жить на два дома — иногда утром перед работой забегала к бабушке, если та не спала, чтобы принести ей что-то или чем-то помочь.

— Каждый день — то хлеб, то лекарства [надо принести], то прибраться, то просто поболтать, потому что человек один, а общение вживую — это совсем другое, чем по телефону. Не было такого, чтобы месяцами не общались. Ну это как с родственниками, понимаете? — объясняет Умут.

Дома женщин расположены неподалеку, только Раиса Емилягина живет в квартире на втором этаже, а Умут Хайбулатова — на первом. Но и два этажа Раисе Федоровне преодолеть тяжело из-за проблем с ногами — она страдает воспалением седалищного нерва, которое обострилось во время пандемии из-за менее подвижного образа жизни. Умут Хайбулатова объясняет, что в этот период бабушка строго соблюдала режим самоизоляции, только она сама посещала пенсионерку и ухаживала за ней. Сама бабушка кроме болей в ноге жалуется на давление, повышенный сахар и низкий гемоглобин.

— Понятно, что тяжело одной, да и мне каждый раз бегать — то укол сделать, то отнести-принести что-то, вот и решили съехаться. Так-то мы образовались уже давно между собой, а документально только что, — рассказывает Умут. Она знала о такой возможности, так как сама работает в соцслужбе, но раньше не видела в этом острой необходимости. — Ну живут и живут обычно так люди, зачем это оформлять. Много же таких семей живут вместе и без документов.

К решению оформить опеку Умут Хайбулатову подтолкнули и коллеги, которые знали, что женщины и так почти живут вместе.

— Не скажу, что у нас что-то кардинально поменялось, она и так как обычный член семьи, не было такого, что это какой-то чужой человек, — говорит Умут и отмечает, что вместе жить уютнее. — Есть приятные нюансы: где-то она может за внучком присмотреть или приходишь домой, а чайник уже согретый.

Сейчас женщины живут в квартире Умут Хайбулатовой на первом этаже двухэтажного дома. Хозяйка отмечает, что в квартире еще есть над чем поработать: нужно заказать новый диван, лучше обустроить дом для удобства тети Раи. Бабушка неприхотлива, она любит смотреть передачи про животных, которые ее "успокаивают", и потихоньку прогуливаться до рынка, магазинов или около дома.

В социальной службе Красноармейского района рассказали ТАСС, что приемную семью может образовать совершеннолетний дееспособный человек, имеющий жилье.

— Услугой могут воспользоваться лица, нуждающиеся в постороннем уходе из-за частичной или полной утраты возможности самостоятельно удовлетворять свои потребности, инвалиды I и II групп, а также граждане пожилого возраста. Речь идет о женщинах от 55 лет и мужчинах старше 60 лет, — рассказала заведующая отделением срочных социальных услуг и социальной реабилитации Комплексного центра социальных услуг населения Красноармейского района Евгения Цаплина. Она добавила, что при этом услугу могут получить все указанные категории граждан, не имеющие супругов или близких родственников, усыновителей или усыновленных.

В такой приемной семье может одновременно проживать до четырех человек. За каждого из них региональный бюджет ежемесячно платит вознаграждение на сумму более 3,6 тыс. рублей и трудовой стаж к пенсии. Договор на прием в семью может заключаться на срок от 30 дней до нескольких лет. При этом новая семья может жить как в своем жилье, так и в квартире человека, за которым ухаживает, отметила собеседница агентства.
"О смерти говорила часто"

Жительница Благовещенска Олеся Поливода взяла в свой дом 89-летнюю Татьяну Небрат около трех лет назад, но лишь в прошлом году оформила опеку.

— В 2015 году не стало моей бабушки, за которой я ухаживала долгое время. Я тогда была беременной, а потом родила Женю. После ее ухода я стала чувствовать, что заботиться только о дочери для меня мало — нет ритма, к которому я привыкла, ухаживая за двумя. Мы взяли к себе Татьяну Петровну — это бабушка моего бывшего мужа, которую в ее преклонном возрасте эмоционально подкосила череда неприятностей. Основная — смерть сына, — рассказывает Олеся .

Оформить официально опеку над пожилой женщиной ей посоветовали в управлении соцзащиты населения Благовещенска. Для этого у Олеси все было: подходящие жилищные условия, состояние здоровья, взаимное согласие с "приемной бабулей".

Семья живет в двухкомнатной квартире в одном из спальных районов Благовещенска. Пожилая женщина делит с пятилетней правнучкой стол для занятий: одна выполняет задачки для подготовки к школе, другая — на развитие памяти, которая с возрастом значительно сдала. Олеся по образованию юрист-правовед, сейчас она не работает и все время проводит с бабушкой — кормит, меняет подгузники, измеряет давление, говорит по душам. При этом успевая отвести и забрать дочку из садика или кружка.

— Наш день начинается, когда проснется бабуля. Она знает, что ее домашняя обязанность — заправить кровати, умыться, иногда пыль протереть. А наша — похвалить ее за это, так как для нее очень важно знать, что она полезна, — рассказывает Олеся Поливода.

Все, что сделано в течение дня, Олеся записывает в специальный дневник для отчета специалистам соцзащиты. Еще один отчет, раз в квартал — о потраченных бюджетных средствах, которые выплачиваются в качестве вознаграждения за приют и уход за пожилым человеком.

Около года назад разговоры о смерти в их доме поутихли, а в первый период совместной жизни Татьяна Петровна заводила их чуть ли не каждый день.

— Она к нам переехала с узелочком на похороны и месяца три ходила с ним, даже спала. Что в нем? Наволочки, например, чистенькие, аккуратно сложены. Со временем уговорила ее положить в шкаф, — рассказывает Олеся .

Тревожным было время, когда Татьяна Петровна каждый день говорила, что помрет.

— Я просила ее: "Баба, успокойся". И молитвы ей читала ночью, ложилась рядом, обнимала, как ребеночка гладила, успокаивала… Просила не наговаривать, плакала, — говорит Поливода.

Олеся уверена, что мысли о смерти у Татьяны Петровны отступили после сближения с Женей — та подросла и стала общаться с бабушкой.

— Еще до переезда к нам она мечтала о маленькой девочке и кошке. Так и получилось: в ее жизни появилась и девочка — Женя, и кот — нам его недавно отдали, — рассказывает она.

Татьяна Петровна плохо видит, практически не слышит и очень редко говорит, но в общении с Женей эти старческие недуги будто ослабевают: девочку она всегда слушает с интересом, поддакивает.
"Как оставить человека"

Олеся росла в большой семье — у родителей было шестеро детей, она пятая. Сейчас у каждого своя жизнь, но Олеся всегда в центре обсуждений. "Зачем тебе это надо?" — часто задаваемый вопрос.

— Я не могу точно сформулировать. Но мне не представляется, как оставить человека, ветерана войны — всю войну она отшивала одежду для фронта, награждена орденом Ленина, после работала в швейном цеху — стареть в социальном учреждении, где для соцработников уход за постояльцами — это всего лишь работа? Не отдам, — говорит она.

В приемной семье бывают непростые периоды, когда у пенсионерки обостряются проблемы со здоровьем — тревожит давнишнее защемление нерва, которое сопровождают мучительные боли. Периодически память пожилой женщины дает сбой — она забывает важные моменты из прошлого. Иногда дает о себе знать характер — обижается.

— Бывает, так накипит, что хочется выговориться, но я понимаю, что человек старый. Если и поругаемся, то потом обнимаемся, поплачем вместе — становится легче. Или маме, бывает, позвоню, пожалуюсь, а позже восстановлюсь, и дальше живем, — рассказывает Олеся и повторяет несколько раз: — Не дай Бог старость одинокая.

Что касается поддержки со стороны государства, то семью курирует социальный работник, медики. Олеся была бы не против общения с другими приемными семьями — для моральной поддержки. Но пока таких встреч нет.

— Я была бы за, чтобы собираться, делиться опытом, — говорит она.

Программа по созданию приемных семей для пожилых людей действует в Приамурье десятый год. За это время в регионе создана 61 приемная семья, две семьи приняли в свой дом по два пенсионера. Чаще всего таким образом "усыновляют" людей старше 80 лет.

Участникам программы положена ежемесячная выплата 5860 рублей, а если пенсионер, нуждающийся в соцподдержке, имеет инвалидность I группы или достиг возраста 80 и более лет, то 8790 рублей.

Комментариев нет

Технологии Blogger.