«Вы помогаете не мне, а своей дочери!» — заявил зять


– …Муж спину сорвал на даче, и я тоже без рук, без ног! – вздыхает шестидесятилетняя Тамара Владимировна. 

– Бедный участок несколько лет бурьяном зарастал, не до него нам было... В этом году поехали вот с отцом наводить порядок, теперь лежим в лежку. Просила зятя помочь в кои-то веки, но где там! Отказался наотрез!..

…Дочери Тамары Владимировны, Юлиане, тридцать два года, с Игорем они в браке уже восемь лет. Живут отдельно, платят ипотеку, воспитывают дочек-погодок трех и четырех лет. И с первых дней Тамара Владимировна принимает в воспитании внучек самое активное участие.

О второй беременности Юлиана узнала, когда старшей девочке было всего шесть месяцев. У молодой матери начался ужасный токсикоз, ребенка врач настоятельно порекомендовала переводить на искусственное вскармливание. Таскать коляску Юлиане тоже запретили категорически, потом прописали постельный режим, потом и вовсе уложили на сохранение – и, конечно, помощь была очень нужна.

Тамара Владимировна практически каждый день ходила к дочери, как на работу: гуляла с коляской, помогала по хозяйству, бегала по поручениям дочки в магазин и в аптеку, отпускала Юлиану по врачам, купала внучку, разводила смеси. За пару недель до родов и вовсе переселилась к молодым, домой уехала, только когда второй малышке исполнился месяц.

Да и после этого приходила постоянно: у детей был разный режим, когда младшая бодрствовала, старшая спала, и наоборот. В одиночку сидеть с ними целый день Юлиане было бы очень тяжело, и мать, что называется, подставила плечо.

– Лет до трех старшей я ни дня не пропустила, ездила к ним, как на работу, помогала целыми днями! – рассказывает Тамара Владимировна. – Дела все время находились. То купать, то гулять, то готовить, то в поликлинику на осмотр помочь сходить… Дочка до сих пор мне звонит – мама, не можешь приехать? Я ни разу не отказала! Откладываю свои дела и бегу…

В последнее время, впрочем, стало легче: девочки уже большие, играют вдвоем, мать справляется с ними и одна. Тамара Владимировна с мужем хоть на любимую дачу наконец-то смогли выбраться.

– Дорвались до бесплатного, что называется! – рассказывает Тамара Владимировна. –

То ли перерыв сказался, то ли дел на даче накопилось через край, то ли просто супруги-пенсионеры стали старше, и то, что раньше было легко и в охотку, теперь уже не по силам –посевная закончилась в этот раз не очень хорошо.

– Видимо, отец наш резво взялся! – вздыхает Тамара Владимировна. – Перетрудился, слег. А зять даже разговаривать не захотел, вот так... Первый раз в жизни попросили его помочь, до этого никогда. Наоборот, я сама вечно на помощь летела…

То, что Игорь дачу не любит, отдых за городом не понимает, а уж в сельхозработах участвовать и вовсе не готов, известно было еще до свадьбы. Первую же просьбу о помощи в огороде от будущих на тот момент тестя и тещи жених их дочери отклонил на лету, заявив, что при всем уважении, ездить на дачу он не будет, и работать там тоже. Это не его, и точка.

– В этом году первый раз попросили помощи! – говорит Тамара Владимировна. – А он стоит на своем – нет, мол, и все! Это ваша дача, я вам ничего не должен. Я говорю – Игорь, не стыдно тебе вообще? Я каждый день хожу к вам, по первому зову, и мою у вас, и убираю, и с детьми сижу, хотя тоже не должна ничего, так-то. А он мне и заявил – вы, говорит, не мне помогаете, а своей дочери! Нет, ну каково? Как будто я не с его детьми сидела, не ему ужины готовила, не его квартиру драила…

А может, зять прав, как считаете?

Мать действительно помогала дочери, а не ему? Будь у Юлианы другой муж, Тамара Владимировна точно так же бегала бы к дочке, так что Игорь здесь ни при чем?

И вообще, дети, уборка, готовка – это женские обязанности, при условии, что мужчина зарабатывает, и от этой своей задачи не уклоняется? Юлианна взялась сидеть с детьми и вести быт, ну вот, пусть этим и занимается, одна или с помощью мамы, неважно…

Или зять обнаглел?


Комментариев нет

Технологии Blogger.